Бизнес под копирку — все о франшизах

Бизнес под копирку

Бизнес под копирку - все о франшизах

Начинать новый бизнес или изменять вид деятельности всегда непросто. Метод проб и ошибок нередко затягивается на годы. У кого-то все получается легко, и результаты неплохие. А кто-то работает по 24 часа в сутки, но получает одни убытки. Вроде бы и старается, только пользы мало.

А сколько это отнимает нервов, средств… На Западе одним из возможных способов изменить ситуацию к лучшему, сэкономить время и средства является покупка франшизы. Сегодня в Украине по системе франчайзинга работают свыше 700 компаний.

В условиях экономического кризиса именно франчайзинговая модель бизнеса оказалась самой устойчивой.

Впрочем, сама по себе франшиза еще не служит гарантией успеха. Бывает, что человек покупает франшизу, платит большие деньги… и никакой поддержки в дальнейшем не получает.

О возможностях бизнес-модели франчайзинга и его подводных рифах руководители и владельцы малого бизнеса говорили во Львове на форуме «Франчайзинг: бизнес по рецепту». Кстати, мероприятие, организованное Центром поддержки бизнеса г.

Ивано-Франковска, основанном на базе Клуба Деловых Людей Украина, при поддержке ЕБРР, собрало почти 200 владельцев бизнеса.

Среди участников были как те, у кого уже есть опыт франчайзинга, так и те, кто только рассматривает такой формат партнерства.

Как сообщил руководитель Центра поддержки бизнеса Николай Савуляк, главная задача форума — презентовать ряд франшиз, которые являются актуальными для Львовщины. «Наша цель довольно простая, — заметил он, — мы хотим содействовать развитию в регионе малого бизнеса, а франчайзинг — один из самых эффективных методов создания и развития собственного дела».

Цена франшизы

По словам известного консультанта по франчайзингу Александра Лукьяненко, франчайзинг — это способ ведения бизнеса через тиражирование имеющихся, как правило, более успешных, бизнесов. Впрочем, четкого понимания, что такое франчайзинг, у большой части предпринимателей нет.

«До сих пор мне приходится слышать, что это право приобретения бренда. Хочу сразу возразить. Франшиза — это передача права на использование в работе накопленного опыта партнера — франчайзера.

Бренд — вторичный. Франчайзинг, в сущности, — это дешевый инструмент развития предприятия.

Главное же преимущество для покупателей франшизы (франчайзи) — сокращение периода вхождения в рынок той или иной продукции или услуг».

Покупатель франшизы — такой же предприниматель, как и ее продавец. Нередко бывает, что франчайзи по своему социальному статусу стоит на голову выше, чем франчайзер. В зависимости от договоренности с партнером, продажи могут подлежать технологии, организация производства, модель подготовки и управления кадрами и т.п.

В сущности, ничего нового, если вы не покупаете франшизу самолетостроения, о бизнесе вы не узнаете, — говорит А.Лукьяненко. — Повсюду работают одни и те же законы бизнеса, менеджмента. Повсюду есть персонал, логистика, финансы.

Просто франчайзер выстроил все эти процессы в эффективную модель. Вы тоже это можете сделать, но понадобятся определенное время и знания, которых у вас пока что нет.

Поэтому, покупая франшизу, вы сокращаете период выхода своего бизнеса на точку развития, которая есть у франчайзера. И в этом его самое главное преимущество».

Обычно франшиза не возникает ниоткуда. Она — результат многолетнего труда. Примером этого является деятельность компании «Факультет-фарм» из Киева.

Как рассказал на форуме руководитель отдела франчайзинга Андрей Сандырев, 15 лет назад несколько выпускников медицинского института решили начать свое дело. И сошлись во мнении, что аптечный бизнес для них — самый приемлемый. Сейчас их сеть насчитывает 50 объектов. Много это или мало? Не в количестве дело. Рынок требует постоянного развития сети.

«Два года назад мы решили, что собственные сети уже достаточно развиты, а для дальнейшего развития нужны новые рынки сбыта. На наш взгляд, именно франчайзинг больше всего подходит для покрытия других областей нашей сетью аптек.

Все инструменты, которые мы предоставляем франчайзи, обкатанные и взвешенные до мелочей. Они хорошо работают, но операционно управлять аптекой лучше всего на месте: франшиза для этого — самый лучший выход.

Единственное, что могу сказать по поводу нашей франшизы, — что в партнеры преимущественно берем только новые предприятия,  построенные с нуля.

Меня также часто спрашивают, на чем базируется наш бизнес, какие секреты его успеха, — подытоживает А.Сандырев. — На этот вопрос простой ответ: 50% успеха — успешная локация бизнеса, еще 50% — качественный персонал».

По его мнению, в последние годы в Украине особенно трудно стало с персоналом. Очень важно, чтобы работающие у вас люди соответствовали вашим ценностям.

Поэтому в компании «Факультет-фарм» есть специальное подразделение, занимающееся отбором и обучением будущих работников.

Каждый из них проходит обучение в аптеках сети, приобретает опыт работы с теми программными продуктами, покупателями, с которыми ему придется иметь дело в дальнейшей работе. 

Как не купить кота в мешке? 

Многим предпринимателям франшиза интересна для быстрого масштабного роста. Ведь, израсходовав определенные средства и время на запуск, уже через два–три года они получат отдачу. Но только если в приобретенной франшизе будут элементы, отличающие ее на фоне других конкурентов. А если этого не будет? Если покупателю просто хорошо «упаковали» и продали банальные вещи?

Чтобы этого не случилось, по словам А.Лукьяненко, следует внимательно изучать все документы, расспрашивать обо всем, что вас интересует. Зарубежная практика франчайзинга немного отличается от украинской.

Деятельность франчайзеров там открыта. Каждый может увидеть количество объектов в сети, узнать о чистой прибыли франчайзера, направлениях его деятельности и т.п. В Украине большинство бюджетов франшиз определяются на глаз.

О финансовой прозрачности речь не идет.

Еще одно отличие заключается в том, что соглашения о сотрудничестве между франчайзерами и франчайзи на Западе преимущественно заключаются на многие годы. Например, в США соглашения заключаются на срок 15–20 и более лет. В Украине — чаще всего на 1–5 лет.

Ищите честного и порядочного человека-франчайзера. Хороший франчайзер постоянно учится, делится своим опытом с франчайзи. Бизнес — живой организм. Ежедневно происходят изменения законодательства, целевой аудитории, уровня потребления продукта и т.п.

И франчайзер является субъектом, который должен эти изменения замечать, обрабатывать, апробировать на своем объекте, находить эффективный инструмент их решения и передавать франчайзи для действия.

Если франчайзи не получает ответа на постоянно возникающие вопросы, то должен спросить себя, зачем он находится в франчайзерской сети, за что платит деньги, если ему не помогают. 

Не меньше подводных рифов ожидает и франчайзеров.

Первый риск — потеря управляемости сети. Даже если его бизнес до сих пор был успешным, он может оказаться неготовым к значительному расширению.

«Мы знаем примеры, когда довольно быстрый рост сетей приводил к взрывному эффекту, — рассказывает Александр Лукьяненко.

— Наступает ситуация, когда количество проектов начинает съедать все ресурсы франчайзера: финансовые, интеллектуальные, информационные, человеческие. Сеть начинает сыпаться.

Почему так происходит? Потому что франчайзер не был готовым к такому количеству объектов. Предварительно не продумал алгоритм взаимодействия с франчайзи. И начался хаос.

Вторая большая проблема, которая нередко возникает, — это потеря качества продукта или услуги из-за отсутствия четких стандартов в работе.

Еще одна угроза отношениям франчайзер — франчайзи — потеря взаимного интереса. Франчайзер будет работать с франчайзи и наоборот только до того момента, пока ему это будет интересно.

Пока они понимают, что являются ценными для своего партнера, приносят друг другу пользу, доход. Как только франчайзи достигнет уровня франчайзера, ждите, что он захочет уйти.

Чтобы этого не произошло, франчайзер все время должен быть впереди, должен давать своему партнеру новые технологии, новые знания, продукты, инструменты ведения бизнеса и т.п.

Впрочем, напрасно считать, что франчайзер все сможет решить за франчайзи, что последний может ничего не делать. Это его бизнес.

У франчайзера вы купили только доступ к его опыту, но этот бизнес и в дальнейшем остается вашим делом! Если вы не будете принимать в нем посильного участия, не будете контролировать свой персонал, не будете принимать управленческих решений — ваше предприятие потеряет динамику развития. И ни одна франшиза ему не поможет.

«Нельзя подходить к этому делу так: у меня есть деньги, я хочу их вложить, дальше хочу ни о чем не знать и надеяться только на дивиденды. Жаль, но многие именно так воспринимают эту форму деятельности, — говорит Андрей Крапивкин, франчайзер с десятилетним опытом, представитель фирмы Polesie. — В действительности это не так: надо работать, надо этим проникаться, надо отдавать себя».

Комментарий

Александр Алексеенко, эксперт по франчайзингу, управляющий партнер компании FFC: 

— Анализируйте буквально все. Если говорим о выборе франшизы, то говорим о выборе франчайзера. Вы ищете партнера, старшего брата, человека, к которому будете постоянно обращаться за помощью. Это человек, который должен быть с вами всегда на связи. Анализируйте, как с вами общаются, насколько открыто отвечают на вопросы.

Во-первых, четко уточните размер инвестиций. Когда речь идет о приобретении франшизы, некоторые франчайзеры скрывают информацию. Например, говорят, что инвестиции составляют 60 тыс. долл. И не говорят, что еще 10 тыс. долл. следует перечислить паушальным платежом. Но он тоже входит в общую сумму платежей, обусловленных обязательствами.

Во-вторых, в разговоре с франчайзером следует обратить особое внимание на срок окупаемости проекта.

И третий вопрос, на который вы должны получить ответ, — это их реальный бизнес или франшиза. Отдельные франчайзеры не против привлечь инвестиции в умирающий бизнес. Это означает, что продавец франшизы нечестный. Ему нужны только ваши деньги.

Во время встречи с франчайзером не следует быть слишком доверчивым, сомневайтесь. Тщательно проверьте информацию. Есть такое выражение — «заливать мед в уши». Это грабли, на которые уже наступали тысячи людей по всему миру. Вы не можете быть компетентным во всех сферах бизнеса, поэтому к переговорам привлеките хорошего юриста, бухгалтера, финансиста. Обращайтесь к профильным специалистам.

Вы должны убедиться, что вам предоставляют достоверную информацию, говорят все открыто. Конечно, в каждом бизнесе есть информация, которую можно получить только после подписания соглашения.

Все остальное следует оценивать критически. Очень многие начинающие франчайзи покупаются на бренд.

Анализируйте, как работает местный бизнес в этом сегменте, какой маркетинг проводит, пытайтесь разобраться, сколько это вам будет стоить.

Как потенциальный франчайзи вы имеете право посмотреть на уже работающие объекты. Все они должны быть унифицированы. Обычно у  франчайзеров есть лояльные к ним франчайзи. Поэтому лучше, если после этих объектов вы не поленитесь найти еще несколько франчайзи, которых не будет в предоставленном списке. Это довольно легко сделать. Обычно эти люди легко идут на контакт.

Читайте также:  Мастер-класс: как успешно продать франшизу - все о франшизах

Даже если у вас есть проект, инвестиции, локация — не радуйте себя заранее. У всех серьезных франчайзеров есть портрет потенциального франчайзи. Есть определенный отбор, который вы должны пройти. Есть анкета, которую надо заполнить, ответить на множество неприятных вопросов. И это нормально. Если вы покупаете чужой бизнес, о вас захотят знать все.

А теперь поговорим о подводных рифах, которые могут угрожать вашему бизнесу. Есть определенные пункты, которые словно кричат: иди отсюда, здесь тебя обманывают. И первое, на что следует обратить внимание, — зарегистрирована ли торговая марка. Это очень важный момент. Хотя бывает, что торговая марка подана на регистрацию.

Второе, — если компания ведет деятельность менее года, будьте очень внимательны. Компания молодая и еще сама не понимает всех процессов. Она еще не успела открыть ни одного объекта, у нас есть такие проекты. Приходит к нам предприниматель и говорит: сделайте мне франшизу, я буду ее продавать. Не следует вестись на такие проекты.

Еще одна важная деталь — инструкция к бизнесу. Бизнес-инструкцию некоторые еще называют бизнес-книгой. Это то, что вложено в договор с франчайзером. Даже к микроволновке есть инструкция. Будете читать вы ее или нет, — она должна там быть. Так же у вас должна быть инструкция на каждый день работы вашего бизнеса.

Источник: https://zn.ua/business/biznes-pod-kopirku-281812_.html

Бизнес под копирку

Бизнес под копирку - все о франшизах

Екатерина Сойак, генеральный директор компании EMTG

О том, что изменилось за 10 лет существования этого формата ведения бизнеса в России и каковы его перспективы в ритейле мы побеседовали с Екатериной Сойак, генеральным директором компании EMTG, членом совета директоров Российской Ассоциации Франчайзинга (РАФ), учредителем Национальной премии в области франчайзинга «Золотой Бренд».

— Франчайзинг в России развивается заметно быстрее и надежнее (в смысле меньшего количества банкротств), чем экономика в целом, — начала госпожа Сойак. — Эта форма бизнеса за последние 10 лет развития получила неплохую популяризацию, причем не только в предпринимательской, но и в чиновничьей среде; во многом — через специализированные выставки BUYBRAND, отраслевые и региональные форумы и семинары, выступления представителей РАФ в деловых СМИ. Заметно совершенствуется законодательство, я имею в виду прежде всего последние поправки в Закон о коммерческой концессии.

Ситуация на рынке

— Сколько иностранных компаний-франчайзеров представлено сегодня в России? Сколько собственно российских проектов развиваются по франчайзингу?

— Всего в России действуют свыше 600 франчайзинговых систем, 34 % из них – зарубежные . Соответственно 66 % — российские. Любопытно отметить, что за последнее время все больше стало появляться вполне успешных региональных франшиз. Если раньше развитие шло из Москвы в регионы, то теперь мы наблюдаем и обратную тенденцию.

— Каково соотношение франчайзи в общепите и в ритейле, чьи франшизы интереснее сегодня российским предпринимателям?

— Перекос в сторону розничной торговли сохраняется. И это не является нашей какой-то исключительной особенностью. В Италии и Франции, например, как и в России, в формате франчайзинга главенствует сфера розничной торговли, только с еще большим преобладанием.

В этих странах лидирует франчайзинг в сфере фэшн-ритейла. Если в России, по нашим данным, франчайзинг в сфере розничной торговли занимает чуть больше 50 % (включая и продовольственный ритэйл), то в Италии больше 65 % (только фэшн-сегмент).

Условия рынка диктуют, в каком из сегментов выгоднее развиваться.

Сегодня в России также большим спросом пользуются и активно развиваются франшизы сегмента фаст-фуд. Помимо ритейла и общепита активно развиваются франшизы сферы детского дошкольного воспитания, обучения иностранным языкам, различные спортивные клубы, франшизы прачечных и химчисток.

— В кризис некоторые иностранные компании приостановили развитие своих сетей по франчайзингу и предпочли самостоятельно выйти на российский рынок. Как дела обстоят сейчас?

— Эта тенденция – курс на ведение дел в РФ самостоятельно, без российского партнера – получила дальнейшее развитие. Войдя и освоившись на рынке, обзаведясь необходимыми особенно у нас связями, правообладатель порой не продляет франчайзинговый договор и работает собственными точками. Особенно это характерно для рынка luxury.

Взаимоотношения партнеров

— Какое-то время назад сети общепита часто негодовали по поводу своих франчайзи — мол, те покупали франшизу, узнавали, как делается бизнес, а потом отказывались от франшизы и самостоятельно открывали подобный проект. Есть такая практика и в ритейле? Или он «застрахован» от подобного, поскольку бренд ритейлера — это чаще и товарный бренд?

— От подобного не застрахован ни один сектор франчайзинга, хотя поставки товара, конечно, хороший рычаг для контроля. Но при мошенничестве монобрендовый магазин, сохраняя похожие названия и дизайн, становится мультибрендовым, с разными поставщиками. Но судя по всему, мошенничества в целом во франчайзинге в РФ становится меньше. Всё-таки рынок становится цивилизованней.

— Есть и другая проблема — ленивые франчайзи, надеющиеся на то, что бренд сам будет работать на привлечение покупателей, в конце концов они их теряют и одновременно оказывают медвежью услугу франчайзеру, поскольку страдает имидж бренда в целом. С другой стороны есть и липовые франшизы, т.е. встречаются и недобросовестные франчайзеры. Насколько чистоплотны сегодня франчайзи и франчайзеры?

— Хочу напомнить, что франчайзинг – это форма ведения бизнеса, которую может использовать любой бизнес, если посчитает это выгодным. Степень «чистоплотности» и тех, и других зависит от человеческого фактора. Мошенничество встречается в любой сфере и франчайзинг здесь исключением не является.

Однако, Россия, безусловно, уже давно перестала быть той дикой страной, не имеющей никакого понятия о бизнес- культуре ,как, например, это было лет 15 назад. Общий уровень предпринимательской культуры стал значительно выше, но это не исключает возможности «напороться» на «липовую» франшизу или жулика-франчайзи.

И чтобы этого не произошло перед покупкой франшизы необходимо провести серьезную работу по изучению, как самой концепции, так и людей, которые работают в системе, обязательно пообщаться с уже действующими франчайзи.

Франчайзерам же не стоит сразу продавать франшизу каждому, кто обратился, сначала надо уделить время детальному знакомству с кандидатом.

— Что дает франшиза фрнчайзи и франчайзеру? В чем выгода для обеих сторон?

— Младшим партнерам франчайзинг дает узнаваемость бренда, уже наработанную лояльность потребителей, маркетинговую поддержку, наработанную схему, надежность.

Вкладывая деньги в какой-то проект, люди, прежде всего определяют его рентабельность, рассчитывая вернуть деньги в обозримой перспективе. Франчайзинг сулит хорошую возвратность.

Франчайзеру эта система позволяет охватывать большие, часто удаленные торговые пространства за счет средств инвестора, серьезно повышая капитализацию бренда. Так франчайзер становится глобальным игроком с весьма мобильным бизнесом.

За период активного движения рынок франшиз набрал хорошую динамику: на 30% в год увеличивается количество точек, на 25% — количество франшиз. Это говорит о популяризации схемы.

— Сегодня компании, предлагающие франчайзинговые программы говорят об «обратном франчайзинге», «прямом франчайзинге», «мягком франчайзинге». Это их маркетинговый ход или все-таки есть принципиальная разница между данными предложениями? Как разобраться потенциальному франчайзи?

— Разница есть. Обратный франчайзинг является новой для РФ формой взаимодействия. При обычном прямом франчайзинге франчайзер предоставляет права на свой бренд франчайзи и получает за это роялти – очень небольшие периодические отчисления от прибыли.

При обратном франчайзинге франчайзер , например, Х5 Retail Group контролирует все процессы в магазине-партнере и получают всю прибыль, отчисляя партнеру от 13-18%.

Подобная форма взаимодействия позволяет очень сильно снизить первоначальные затраты франчайзи за счет того, что полностью отменяются ежемесячные выплаты франчайзеру и серьезно снижается вступительный взнос, все товары поставляются со значительными скидками из единого распределительного центра.

Перед кем открываются перспективы?

— Можете составить портрет «среднестатистического франчайзи»? Каким видят франчайзеры своего партнера? Насколько крупная это должна быть компания? Может быть, велика роль личности руководителя?

— «Портрет среднестатистического партнера», если так угодно выразиться, это портрет в основном малого предпринимателя. Но нередко бывает, что и средний, и даже крупный бизнес выступает в роли франчайзи.

Поэтому использовать понятие «портрета среднестатистического партнера» неправильно.

Что касается роли личности, то многие западные франчайзеры, например, говорят, что продают франшизу только тем кандидатам, которых бы с удовольствием взяли на позицию топ-менеджера в головной офис.

— Какие регионы России сегодня интересны сетям для развития?

— Сетям интересны все регионы с платежеспособным кучно проживающим населением. Это и Краснодарский край, и ХМАО. Особо, с неотвратимой силой, франчайзера тянет в города-миллионники. Малые города неинтересны, потому что там мало потребителей, но самое главное — там низкая предпринимательская активность.

— О каких проблемах будет говориться на IХ форуме «Франчайзинг в России» нынешней осенью? Какие интересные сегменты рынка подскажете для освоения предпринимателям? Может быть, уже известно, какие новые бренды будут представлены на выставке BUYBRAND?

— В этом году у нас будет представлено много новых концепций из разных стран. Например, немецкая франшиза электронного подбора индивидуального аромата Parfume Bar, американская франшиза чудесных пекарен «Синнебон», немецкая сеть ресторанов быстрого обслуживания NORDSEE.

С помощью Французского торгового представительства готовится участие в BUYBRAND ряда французских компаний, а с помощью Бразильской ассоциации франчайзинга – интересных бразильских франчайзеров. Что касается форума, то программу мы готовим, исходя из перспективных возможностей франчайзинга, трендов, дальнейших путей развития.

Коснемся таких вопросов , как перемещение активности сетевого бизнеса с сильными концепциями из кризисных стран (Испания, Греция, Италия, Португалия, в меньшей степени Франция и др.

) на новые развивающиеся рынки, в страны БРИК; поговорим о вступлении России в ВТО, его плюсах и минусах для сетевой розницы, а также послушаем доклады об опыте зарубежных коллег-франчайзеров и многое другое.

Лидером рынка франчайзингав мире являются США — в стране работает около 750 тысяч франчайзинговых предприятий. В ТОП-3 также входят Китай и Австралия. Прирост российского рынка составил около 98%. Больше половины франчайзинговых систем в нашей стране работают уже более 5 лет, 43, 5% — это более молодые франшизы.

62% рынка занимают отечественные бренды. Наибольшее развитие получили системы с минимальными вложениями на открытие точки (от 1 до 5 млн. рублей). По данным РАФ, в России франчайзинг развивается в основном в ритейле и общепите (57% и 16% соответственно).

Для сравнения, в США больше распространены франшизы в В2В-сфере (28%) и fastfood (24%), а ритейл-франшизы занимают лишь 9%.

О поддержке властей и потенциале франчайзинга

Минэкономразвития РФ назвал франчайзинг основным механизмом мультипликации субъектов и объектов малого и среднего бизнеса.

В прошлом году на Санкт-Петербургском экономическом форуме франчайзинг был официально назван в числе приоритетов, он имеет реальную поддержку и работающую программу развития.

Почему столько внимания власти уделяют договорам коммерческой концессии?Об этом на Всероссийском форуме «Франчайзинг: новый потенциал в развитии регионов», прошедшем недавно в Тюмени рассказал Юрий Михайличенко, исполнительный директор Российской ассоциации франчайзинга:

Читайте также:  Франшиза магазина автозапчастей amx24 - цена в 2018 году, отзывы - все о франшизах

— Мир, за исключением огромных корпораций-монополий, в том числе государственных, давно развивается на основе лицензионных отношений. Весь бизнес построен на их основе.

Хорошо зарекомендовавшие себя на федеральном уровне отечественные концепции и иностранные франшизы несут с собой международные стандарты ведения бизнеса, мировые технологии. Они задают тон, подстегивают по качеству.

Последние три-пять лет всемирно известные, а следом и российские бренды появились во многих регионах. Франчайзинг хорошо растет, он попал в питательную среду.

В регионах созрел средний класс. Это тот самый рынок, на который и ориентировано большинство современных брендов. Народ стал требовательнее к качеству товаров и услуг, он хорошо зарабатывает, часто ездит за границу и видит, как должен выглядеть сервис, как взаимодействуют поставщик услуг и потребитель. И российские бизнесены готовы копировать эффективные схемы бизнеса.

Кроме того, мировой кризис показал устойчивость франчайзинговой концепции. В 200-8-2009 гг. многие стартапы малого и среднего бизнеса и у нас в стране, и за рубежом свернулись.

А франчайзинг выстоял, в 2009 году даже стал расти: увидел опустевшие ниши ушедших с рынка игроков и начал их занимать. Он вообще устойчив.

В любом бизнесе выживает в первые пять лет только 15% стартапов, а здесь — закрывается лишь 5% новых точек.

Совершенствуется и правовая и экономическая среда для распространения франчайзинга в России. РАФ уже добилась внесения необходимых поправок в законодательство, в частности в Гражданский кодекс, которые совершенствуют правовую базу для франчайзинга — договор коммерческой концессии.

В принципе правовая база неплохая. С экономической сложнее. Наши зарубежные коллеги по сравнению с нами в тепличных условиях: у них более интересные кредиты, государственные программы, субсидирование поставлено на поток.

Если говорить о мерах господдержки, которые уже заложены, без лишней скромности могу заявить, что в России одна из наиболее совершенных систем поддержки предпринимательства.

На федеральном уровне РАФ получила поддержку Минэкономразвития, закрепила договоренности с регионами на развитие региональных программ франчайзинга в Екатеринбурге, Ярославле, Красноярске, Перми, Самаре, Тюмени.

Но как всегда, дьявол кроется в мелочах, в вопросах правоприменительной практики: органы, осуществляющие поддержку, не стремятся, чтобы любой заинтересованный предприниматель знал, куда идти, где брать, что ему положено.

Источник: http://bishelp.ru/svoe-delo/variant-12574/biznes-pod-kopirku

Франшиза: бизнес под копирку

В случае, когда франшиза — это коммерческая концессия, одна сторона договора концессии (франчайзер) передает другой стороне (франчайзи) за плату (роялти) право на определенный вид бизнеса, используя разработанную бизнес-модель его ведения.

В каком-то смысле происходит лицензирование бизнеса, но лицензия выдается не государством, а бизнес-организацией, предоставляя за определенную плату франчайзи право действовать от своего имени, использовать товарные знаки и/или бренды франчайзера.

Несмотря на то что законодательство о товарных знаках в разных странах отличается друг от друга, сегодня франчайзинг (т.е. бизнес по купле-продаже франшиз) является одним из наиболее распространенных в мире.

Ярким примером тому может служить крупнейший франшизодатель в мире — компания «МакДоналдс», которая на 2010 г. в одном из ведущих мировых рейтингов брендов Interbrand занимает 6-ю позицию со стоимостью бренда в 33,5 млрд долл. США.

Кстати, в TOP100 крупнейших компаний мира можно увидеть и других активных продавцов франшиз, таких как KFC, Zara и др.

Интересно, что с юридической точки зрения «франчайзинг» — понятие достаточно неясное, поэтому в практическом бизнесе под понятия  «франшиза»и «франчайзинг» может подпадать чрезвычайно широкий диапазон условий и значений.

По чужим правилам

Изначально франчайзинг — это не просто «аренда» товарного знака или коммерческого обозначения, а более многогранное слово и подразумевает специальный вид лицензирования, когда компания — владелец известной торговой марки предоставляет другой компании право ставить эту торговую марку на свою продукцию, но при этом получает право контроля за качеством продукции и другими процессами компании-франчайзи. Однако отсутствие четких юридических норм означает полною свободу договора, регламентирующего отношения между франчайзером и франчайзи, и содержание такого договора может быть чрезвычайно различно, начиная от минимума условий и заканчивая четким, чрезвычайно детальным описанием мельчайших подробностей использования товарного знака. В договоре могут быть прописаны и разнообразные схемы оплаты за фрашизу, как фиксированная, разовая за определенный период, так и в виде процента от продаж или любая комбинация вариантов оплаты, причем в некоторых случая оплата осуществляется «натурой» — франчайзи обязуется покупать у франчайзера определенное количество товара/работ/услуг. Особо может прописываться в договоре и вопрос условий использования товарного знака/бренда: униформа сотрудников, стандарты общения с клиентами, требования к оформлению торговых залов, мерчандайзингу и рекламным материалам на местах продаж и т.д.

Классик мирового маркетинга Филип Котлер считает, что признаками франчайзингового договора являются факты получения франчайзером отчислений за использование своего товарного знака, уплаты франчайзи некоего первоначального взноса за право войти и стать частью системы и предоставление франчайзером франчайзи системы ведения бизнеса.

Так что тот же хорошо нам всем памятный Гербалайф, по сути, является разновидностью франчазинговой деятельности, равно как и многие другие компании, работающие на рынке БАД через систему МЛМ.

С этой точки зрения нужно помнить: утверждая, что в российском законодательстве отношения франчайзинга регулируются только лишь договором коммерческой концессии, можно серь­езно ошибиться — вариантов здесь гораздо больше.

Ищите выгоду или сколько стоит франшиза

В чем же преимущества франчайзинга и почему он привлекателен для бизнеса? Основных причин две: возможность получить за плату опыт чужого успеха и возможность, став частью некой более могущественной системы, получить преимущества большой компании, находясь в теле маленькой.

Не только при открытии собственного дела, но и при текущей работе руководитель аптечного предприятия может столкнуться с недостатком знаний и навыков, незнанием тех или иных бизнес-процессов.

Классический пример — проблемы с маркетингом и планированием закупок, поскольку, хотя задача найти опытного провизора, который сможет выстроить систему внутриаптечных процессов, сложна, задача по поиску специалиста, четко представляющего технологии организации сбыта и планирования продаж в российских условиях, иногда в принципе не решаема.

А путь приобретения знания через преодоление собственных ошибок часто в продажах не приемлем, поскольку, открывая бизнес, вы, естественно, хотите получить прибыль, а в результате вынуждены долгие годы балансировать на грани банкротства.

Как следствие, приобретение бизнес-системы, в которой отработаны все бизнес-процессы и доказана эффективность бизнеса, становится разумным шагом, который дает возможность существенно снизить риски и улучшить финансовый результат предприятия, особенно учитывая то, что франчайзи сохраняет в значительной степени экономическую и юридическую самостоятельность и может «отыграть назад» по завершению сроков заключенного договора, если он больше не видит в таком сотрудничестве выгоды.

Таким образом, ценность и стоимость франшизы определяется полнотой описания бизнес-процессов и способностью гарантировать финансовый результат от приобретения франшизы. Например, одна из самых дорогих франшиз в мире, уже упоминавшийся выше бренд «МакДоналдс» (500 тыс. долл.

США + процент с оборота), предлагает полностью отработанный бизнес-цикл, включая маркетинг и сбыт, что позволяет покупателю франшизы гарантированно окупить инвестиции в дорогостоящую покупку.

Причем получить разрешение на покупку франшизы крайне сложно: только при условии положительного заключения от специалистов компании «МакДоналдс», анализирующих внешнее окружение и инфраструктуру предполагаемого места открытия нового бизнеса.

Такой обстоятельный подход, хотя и необязателен при договоре франчайзинга, но достаточно распространен за рубежом.

Поэтому в результате довольно высокой степени описания всех ключевых бизнес-процессов стоимость аптечных франшиз на иностранных рынках также относительно велика (100—300 тыс. долл.

США), подразумевает значительные инвестиции (100 тыс.—1 млн долл. США) и основана на ограниченном сроке действия франшизы (3—5 лет).

В свою очередь, российский рынок аптечных франшиз на настоящий момент растет, предложений о покупке на нем довольно много, но единства содержания в этих предложениях нет, и объединяет их, пожалуй, только высокая доступность и легкость входа, причем вне зависимости от размеров и извест­ности франчайзера.

Например, вход в «семью» одного из лидеров аптечного бизнеса — компанию «Ригла», крайне дешев — лицензия стоит всего 1 тыс. долл. США, при фиксированных отчислениях в те же 1 тыс. долл. США ежемесячно. Также достаточно демократичны и другие предложения аптечных франшиз — украинской «Джерело», московских «ФАРМА-style» и «120/80» и т.д.

Объем инвестиций под все представленные в продаже франшизы колеблется от 20 до 100 тыс. долл. США, однако практически константой является обещание окупаемости затраченных средств в течение 5—6 месяцев, что заставляет крайне скептически отнестись к качеству проработки бизнес-процессов, предлагаемых в рамках этих франшиз.

Даешь гарантии!

Комментировать идею гарантированной окупаемости затрат в пределах полугода в принципе бессмысленно, однако важно отметить, что содержание франчайзинговых предложений очень различно и поэтому вопрос о том, правильным или неправильным будет решение о покупке франшизы, для аптеки вовсе не прост.

Дело в том, что диапазон решаемых проблем, подпадающих под франчайзинговый договор, может варьировать от такого набора, как помощь в формировании ассортимента (причем не исключительную, а значит, выгоду от такой «помощи» получит франчайзер, а не франчайзи) и оформлении точек продаж до более серьезной комплексной поддержки в формировании всех внутренних бизнес-процессов аптеки (выбор места, обучение персонала, включая ключевых сотрудников, включение в единый закупочный центр сети, мерчандайзинг, ограниченная рекламная поддержка и т.д.). Довольно часто различные варианты комплексной поддержки подразумевают и автоматизацию аптечного предприятия.

Первый вариант дает возможность франчайзеру расширить свой сбыт, а вот франчайзи не выигрывает практически ничего: обычно такой вариант франчайзинга подразумевает некие «эксклюзивные» условия поставок, но целесообразность он будет иметь только в том случае, если продукция франчайзера сверхинтересна потребителю.

А вот второй, хотя и несовершенен, может привести как к снижению рисков при открытии бизнеса (приблизительно на 30—35%, что вовсе не мало), так и к повышению рентабельности у уже существующей аптеки на 10—30% за счет оптимизации бизнес-процессов и снижения затрат, связанных с закупками и рекламой, посредством использования эффекта масштаба.

На что же необходимо обратить внимание, принимая решение о приобретении аптечной франшизы? На два момента. Во-первых, на наличие положительной истории внедрений данной франшизы и факты, подтверждающие ее эффективность.

К сожалению, слабость алгоритмов маркетинговой составляющей российских франшиз требует обязательного их подтверждения практикой. Кстати, именно поэтому с новыми франшизами лучше не работать, а подождать хотя бы год-два.

Во-вторых, предварительно необходимо составить прогнозную финансовую модель вашей аптеки до и после внедрения франшизы. Это позволит оценить реальную рентабельность затрат на приобретение франшизы и понять, будет ли заключение данного договора выгодно вам в краткосрочном и долгосрочном периоде.

Читайте также:  Бренд навынос - все о франшизах

Владимир Корнюшин, консультант по вопросам бизнеса и права

Источник: https://new.pharmvestnik.ru/articles/franshiza-biznes-pod-kopirku.html

Леонид Засухин, сеть «Копирка»: «Что-что, а ксерокс будет всегда»

От киоска с фото на документы до сети из 80 точек по всей Москве

В 2003 году студент решил подзаработать и открыл в спальном районе Москвы киоск с фото на документы.

Микробизнес не только окупился за три месяца и начал приносить прибыль, но и продержался 15 лет, рос в кризис и превратился в сеть копировальных центров с 80 офисами в Москве и франшизой в Санкт-Петербурге.

Основатель сети «Копирка» Леонид Засухин рассказал The Village, почему на месте закрывшейся точки появляются три и при каком мэре лучше работать.

Фото- и видеосъемка

Андрей Стекачёв

Основание: 2003 год

Количество точек: 83 в Москве, 19 в Санкт-Петербурге

Вложения в одну точку: от 800 тысяч до 5,5 миллиона рублей

Сотрудники: 160 человек

основатель сети «Копирка»

В 2003 году я был студентом четвертого курса академии ФСБ. В финансовом плане ситуация была неблагоприятная, и я решил подзаработать. Абсолютно случайно выбор пал на фото на документы.

В то время на запуск такого бизнеса нужно было около 5 тысяч долларов. У меня были какие-то свои деньги, еще я занял, чем-то помогли родители. По сусекам наскреб.

Изначально мне помогала моя девушка, но потом мы расстались, и дальше за все я отвечал сам.

Открыл свой небольшой фотобизнес около кассовой зоны в торговом центре у метро «Пионерская». Искал удачное место, чтобы была хоть какая-то рентабельность.

В то время фотобизнес неплохо себя чувствовал, потому что еще не утратил своей популярности: люди с охотой приходили и заказывали фотографии. А вот полиграфии еще не было.

Вдобавок к фото я предлагал ламинирование и кое-какие мелкие услуги.

Место оказалось удачным: месяца через три точка стала прибыльной. В то время, наверное, любой бизнес было легче открывать. Не было жесткой конкуренции, уже на начальной стадии можно было вполне себя окупать. Сейчас же как? Бизнес требует больших вложений, а люди сразу требуют качество.

Спустя год точек было уже три: на «Пионерской», «Соколе» и «Водном стадионе». В то время они приносили по 2 тысячи долларов прибыли в месяц. Учитывая тот курс, не так много. Примерно тогда же появилось название «Копирка». Упор был сделан на простоту и запоминаемость. По-моему, хорошее название.

С открытием пятого объекта у «Копирки» появилось собственное производство. Рывок случился, когда мы начали сотрудничать с компанией Xerox и закупать их оборудование через поставщика «Линко».

С помощью этой техники мы смогли начать оказывать полиграфические услуги: не перезаказывать где-то, а делать все на своем производстве и получать определенный уровень качества. Перед этим мы долго изучали конкурентов, анализировали и выбирали машины по соотношению цена — качество.

Мы начали развивать сеть намного интенсивнее как раз за счет техники и хорошей системы рассрочек.

После первых инвестиций в 5 тысяч долларов мы брали кредиты. Последний раз это было три-четыре года назад, для развития сети. Нам с удовольствием их дают, но сейчас хватает и своих средств.

Сейчас у нас 80 точек по всей Москве. Для открытия одной точки нужно от миллиона рублей до пяти. Основные расходы — аренда, закупка оборудования и ремонт. Сейчас самый обычный копировальный аппарат стоит 350–400 тысяч рублей.

Это главная статья расходов при открытии точки. Самое дорогое наше оборудование — широкоформатный «Ксерокс» за 2,3 миллиона рублей. Точка окупается за срок от восьми месяцев до полутора лет. Если крупная, то может растянуться до двух лет.

Но в целом все равно хороший срок.

У нас три формата объектов: маленький — около десяти квадратных метров, средний — 12–18 квадратных метров и большой — до 100 квадратных метров. Большие точки зачастую работают круглосуточно.

В средних форматах можно оформить срочный заказ, в мелких большинство заказов идет через центральный офис и время ожидания может быть больше.

Сейчас мы работаем в две смены, и около 10–15 сотрудников на производстве занимаются изготовлением продукции.

Мы открываем новые точки так: находим объект, оцениваем его с точки зрения проходимости, рентабельности (лучше, если он окружен университетами, офисными центрами и другими местами с публикой, которая нуждается в наших услугах). Потом договариваемся об аренде и закупаем оборудование.

Раньше, при Лужкове, так сказать, с арендой было проще. Около каждой станции метро находились небольшие торговые центры с помещениями, которые подходили под наш формат. Позже многие из них были снесены. Но мы были готовы к «ночи длинных ковшей» и к тому моменту уже не открывались в сомнительных местах. Хотя небольшой процент наших объектов попал под снос два года назад.

Первый период был немножко затяжной. Бывало, что приходилось закрывать объекты. Это происходило из-за того, что у арендодателя изменились планы.

Несмотря на договор на год или на пять лет, арендодатели могли придумать много причин, чтобы посадить на наше место кого-то другого. Или, банально, закрылся торговый центр.

Тогда приходилось срочно менять дислокацию. А переезд — это всегда затратно.

В какой-то момент перед нами встала проблема квалификации. Мы поняли, что сотрудник должен обладать определенным пакетом знаний, например, о дизайне и о работе техники. Восемь лет назад мы решили организовать учебный центр.

Сейчас мы набираем людей с первичными знаниями графических программ и отправляем их на недельное обучение. После этого человек может у нас работать.

Мы сами разработали программу обучения и делаем упор на знания, которые нужны именно в нашей сети.

Зарплата сотрудников зависит от объекта, его рентабельности и проходимости. Продавцы получают от 20 тысяч рублей в месяц. Есть плавающий бонус с продаж: от 2 до 5 %. В точке с маленькой проходимостью мы даем человеку заработать больший процент. Всего у нас 160 сотрудников.

Очень важно, как человек общается с клиентом. От этого зависит, вернется он во второй раз или нет. Поэтому у нас есть коммуникативные тренинги. Оцениваем работу, просматривая видео с объектов.

Еще у нас есть специалист, который как тайный покупатель контролирует сотрудников: заходит, общается, проверяет.

Даже если сотрудник отлично справляется со специализированной техникой, мы не делаем ему поблажек, если замечаем за ним отсутствие вежливости к клиентам.

Когда мы стали масштабироваться, то поняли, что такое количество точек нуждается в администрировании. Поэтому, если расширяешь сеть, необходимо расширять и управленческий офис, и учебный центр. Это взаимосвязанные вещи. Сейчас в управленческой команде десять человек.

Кто-то отвечает за открытие объектов и ведение переговоров. Кто-то — за ремонтные работы, подготовку точки к самому открытию, установку мебели. Есть производственный отдел, отдел кадров и служба безопасности.

Сейчас я сам уже мало занимаюсь внутренним управлением, в основном стратегией и разработкой новых направлений.

В кризис мы быстро развивались. Когда одни конторы закрывались, мы садились на их место. Поэтому я всегда говорю, что кризис — это возможность для развития. Конечно, если бы его не было, ситуация могла быть лучше. Когда у людей меньше денег, они меньше тратят, соответственно.

Но благодаря темпам нашего роста в тот момент мы это не сильно почувствовали. Мы будем на плаву еще долго, потому что даем услуги, которые нужны людям. Что-что, а ксерокс будет всегда. Если больших заказов нет, выезжаем на мелких.

В процентном соотношении полиграфия дает 30 % от прибыли, продажа сувенирной продукции — может быть, 10 %. Все остальное — это ксерокопирование и фотопечать.

Пока у нас есть франшиза только в Питере, но мы думаем, как продавать ее по всей России.

Точки по франшизе заработали три года назад: к нам пришли с предложением взять наш бренд, наши методы ведения бизнеса, структуру. Мы согласились и продали свое имя.

По сути, это не стандартная франшиза: у нас нет роялти, есть просто взаимная договоренность. Сейчас мы сотрудничаем, заимствуя друг у друга какие-то нововведения.

Нам без разницы, при ком работать — при Лужкове или при Собянине. Мы заняли свое место на рынке и уверенно себя чувствуем. Сносили объекты, где у нас были точки, расширялись дороги и делалась реконструкция, но для нас это не очень важно. Мы закрываем одно место — открываем три.

У нас спокойный бизнес. Нововведения типа онлайн-касс, конечно, подвыжали нас в финансовом плане. Ну а что делать? Мы стараемся с этим справляться с помощью развития. В остальном все нормально. За время нашей работы я не могу припомнить никаких серьезных препятствий, инцидентов с государством. Бизнес спокойный, но не такой легкий: требует повышенного внимания к мелочам.

Особых пересечений с конкурентами у нас тоже не было. Есть много разных мелких компаний, которые предоставляют такие же услуги. Многие из них закрываются, открываются новые. У нас же сеть, которая задает направление и дает возможность держать штат и определенное качество.

Сейчас к нам идут из-за широкого перечня услуг и ассортимента, который дает возможность выбора. Для нас важно развитие бренда. Мы вкладываемся в рекламу. Затраты на продвижение нестабильны, потому что у бизнеса есть сезонность. В основном это «Директ»: интернет-реклама в результатах поиска. На нее уходит примерно по миллиону рублей раз в несколько месяцев.

Мы стараемся выбрать выгодное место. Очень многое зависит от наружной рекламы. Сейчас мы работаем по стандартам «Постановления № 902». До этого реклама выглядела много проще и делалась менее затратно. Когда два-три года назад постановление заработало, мы добавили в перечень услуг изготовление буквенной рекламы. Соответственно, и нам это обходились чуть дешевле.

Думаю, бумага потихонечку отживает свое. Поэтому мы хотим развивать другие направления. Думаем о собственном дизайн-бюро. Сейчас клиент может прийти с макетом, готовым к печати, либо ему может помочь наш дизайнер. Но дизайн у нас простой. В основном это какие-то заготовки. Наша задача — не креативить, а технически грамотно отрисовать то, что хочет клиент.

Второе направление — это заказы через интернет. Нужно создать удобный сервис, чтобы человек мог практически любую услугу заказать с помощью роботов и шаблонов, а также оплатить заказ онлайн. Это уже весомая доля в наших заказах, и она растет. Людям удобно заказывать со смартфонов, а не стоять в очереди, и мы в этом направлении развиваемся.

Третье — это франшизы. В течение года-полутора мы хотим начать масштабировать «Копирку» на всю Россию. Ну и развивать сеть, пока это само собой происходит. За последний год мы открыли 10–12 точек. Думаю, что в Москве можно увеличить присутствие еще раза в три.

Источник: https://www.the-village.ru/village/business/businessmen/308397-set-kopirka

Ссылка на основную публикацию