Senior group — бизнес для престарелых… — все о франшизах

Senior Group — бизнес для/на престарелых..

senior group - бизнес для престарелых... - все о франшизах

В частном доме престарелых Senior Group в поселке Акулово, рядом с подмосковным Одинцово, все стены выкрашены в солнечный желтый.

«С возрастом человеческий глаз все хуже различает интенсивность красок, мир блекнет и постепенно становится почти черно-белым.

Однако желтый цвет человек способен различать до последнего»,— объясняет основатель Senior Group Николай Кобляков выбор колористики заведения для немолодых клиентов.

В 2007 году он решил создать альтернативу государственным домам престарелых — первую в России сеть частных резиденций для пожилых людей. С научной скрупулезностью он изучил все существующие западные стандарты и перед открытием первого отеля для пожилых объехал 24 резиденции в Великобритании, Бельгии, Франции, Канаде и США.

Теперь Николай Кобляков — один из крупнейших специалистов по работе с престарелыми в мире: по этому вопросу с ним консультировались президенты России Дмитрий Медведев и Франции Николя Саркози, профильные министры стран Балтии и Польши.

Сейчас у Senior Group три собственные резиденции в Подмосковье и два заведения, открытых по франшизе в Калининграде и Кирове.

В конце 2011 года Кобляков полностью продал компанию своим давним знакомым — Алексею Сидневу и его партнеру (сумма сделки не разглашается), которые к 2015 году хотят довести число резиденций до 25.

Сам Кобляков взялся развивать бизнес в странах Восточной Европы, создав совместный проект с французской компанией Monroe и начав строить в Риге первую резиденцию за пределами России.

Всего к 2016 году в странах Балтии будет пять отелей для пожилых общей численностью 1 тыс. коек.

Пропавший покупатель

Николай Кобляков уже забронировал себе место в резиденции для пожилых в Канаде. Впрочем, уверяет он, отели Senior Group он строит таким образом, чтобы в случае чего достойно встретить старость он мог бы и в них.

Для выпускника знаменитой Лондонской школы экономики LSE Николая Коблякова создание сети резиденций для пожилых стало дипломным проектом, который в 2007 году вместе с друзьями он решил воплотить в жизнь.

«Мы написали кучу бизнес-планов и разослали их по инвестиционным фондам»,— вспоминает Кобляков, который для запуска проекта вернулся в Россию после семи лет жизни в Париже. Для того чтобы продать стартап подороже, он решил продемонстрировать потенциальным инвесторам: модель будет работать.

Заняв у друзей около 1 млн евро, он арендовал санаторий в Монино с обязательством впоследствии его выкупить, сделал ремонт в одном из корпусов и заселил в него первых постояльцев. Коблякову удалось подписать контракт с инвестором, который планировал вложить в фирму 25 млн евро.

Деньги на счет, однако, так и не были перечислены: наступило лето кризисного 2008 года, и компания разорвала контракт с Кобляковым, предложив потребовать обещанные платежи через суд.

В суд Кобляков подавать не стал, но и запуск проекта решил не откладывать. Компания «прожигала» 25-30 тыс. евро в месяц, тратя деньги на аренду, так что Николай спешно нашел нового инвестора — принадлежащий РЖД негосударственный пенсионный фонд (НПФ) «Благосостояние».

Условия, на которых НПФ был готов вложить в стартап 2 млн евро, оказались предсказуемо жесткими. При пропуске любых процентных выплат резиденция в Монино моментально переходила в собственность фонда, что и случилось в 2010 году.

К тому времени, впрочем, Кобляков сумел встать на ноги и открыть еще один аналогичный отель, так что с домом престарелых в Монино он расстался спокойно, посчитав это платой за преодоление кризиса.

Пироги вместо лекарств

— Мы неплохой вариант для хороших инвестиций: среднегодовая загрузка подмосковных гостиниц и пансионатов составляет 65%, в то время как у нас 85-95%,— говорит Алексей Сиднев. Как и Николай Кобляков, он получил МВА на Западе, окончив американскую бизнес-школу Tuck, и узнал о том, что частные дома для престарелых — прибыльный бизнес, из учебного кейса.

Как и Кобляков, он решил развивать этот бизнес в России и даже познакомился с основателем Senior Group при запуске проекта — у бизнесменов оказался общий знакомый. В 2007 году Сиднев заказал у компании «Эксперт-дата» исследование, которое продемонстрировало: спрос на частные дома престарелых в России есть.

Целевой аудиторией стали состоятельные люди с доходом от $80 тыс. в год, готовые оплачивать проживание в частных домах престарелых для своих родителей. По самым скромным подсчетам, только в Москве их оказалось не менее 10 тыс. человек.

Вскоре, однако, Сиднев увлекся другим бизнесом и к идее развивать сеть частных домов престарелых вернулся лишь спустя три года, решив посмотреть, что за это время удалось сделать Коблякову. «В глубине души я не верил, что этот бизнес может работать в России»,— говорит он.

Но в резиденции, на которую он приехал посмотреть, пахло не лекарствами, а пирогами — их увлеченно пекли постояльцы. Это было намного больше похоже на все виденные Сидневым западные аналоги, чем он ожидал.

Вместе с партнером, чьего имени он не называет, Сиднев предложил Николаю Коблякову продать весь российский бизнес, сконцентрировавшись на развитии Senior Group в Восточной Европе.

Сделка была закрыта в конце 2011 года, а в апреле 2012 Алексей Сиднев уже открыл новую подмосковную резиденцию «Улиткино» на 50 человек, уговорив арендодателя перестроить загородный дом под нужды пожилых людей, зачастую передвигающихся в инвалидных колясках.

До конца года Сиднев планирует открыть еще три собственных подмосковных резиденции на 50 человек, а к 2014-му начать строить большие резиденции — на 100-150 коек каждая.

Комната на двоих

Одна из первых резиденций Senior Group в Акулово расположена в трехэтажном коттедже. На одной территории с ней находится частный детский сад, так что маленькие и пожилые обитатели гуляют вместе и ходят друг к другу в гости по праздникам. В доме престарелых в основном живут постояльцы от 80 лет и старше.

В комнате на двоих — кровати, кресла, столы, два телевизора, кресло-качалка и, конечно, покрашенные в желтый цвет стены. На каждой двери, помимо таблички с именем, нарисован какой-либо опознавательный знак: цветок или животное.

Это нужно для того, чтобы пожилые обитатели не заблудились и, даже забыв дорогу и собственное имя, сориентировались по простейшей эмблеме.

Основные обитатели Senior Group (около 60%) — люди, имеющие дементные расстройства (в просторечии — старческий маразм). Они страдают потерей памяти и с трудом ориентируются в пространстве.

В резиденции круглосуточно трудятся психолог и сиделки, несколько раз в неделю постояльцев осматривают врач и психиатр. Каждый день с жильцами работает аниматор: бабушки занимаются рукоделием, рисованием и прочими несложными вещами, развивающими мелкую моторику или память.

Над каждой кроватью находится тревожная кнопка. Ее нажатие отображается на пейджере дежурной медсестры (они есть на каждом из трех этажей). Стоимость проживания в резиденции зависит от степени ухода и составляет от 1,9 тыс. руб. в сутки (более 55 тыс. руб.

в месяц) для людей, которым нужна минимальная поддержка, до 3 тыс. руб. в сутки для лежачих больных (около 90 тыс. руб. в месяц).

В ритме McDonalds

Главным драйвером развития проекта, по замыслу новых акционеров, должна стать региональная франшиза: до конца 2013 года их планируется реализовать 20, включая пять в этом году.

Продавать своим франчайзи совладельцы Senior Group собираются прежде всего технологии: на каждый процесс — будь то приготовление еды, уборка, мытье постояльцев или работа сиделки — все действия расписаны поминутно.

«Вам не нужно тратить время на обдумывание, что и как сделать: в этом смысле мы похожи на McDonalds»,— говорит Алексей Сиднев.

Пока технологические карты — это просто бумажные папки, где записаны все особенности пациента и галочками или крестиками отмечается, например, прием каждой таблетки. Однако сейчас компания разрабатывает аналогичную ИТ-систему, которая будет основана на облачных технологиях. Для ее использования франчайзи понадобятся недорогие планшетные устройства.

До сих пор Senior Group продавала франшизы за 1 млн руб.— именно во столько они обошлись владельцам резиденций в Кирове и Калининграде. Однако для того, чтобы проживание в региональных резиденциях стоило не 2 тыс. руб. в день, как в Подмосковье, а максимум 800 руб.

, Сиднев планирует снизить стоимость франшизы вдвое, оставив ежемесячные платежи за ИТ-систему, сертификацию резиденции и ее раскрутку через интернет (для франшизы партнеры собираются вводить новый брэнд). Инвестиции в резиденцию на 30-50 мест, по расчетам Сиднева, должны составить около около 5 млн руб., или 100-150 тыс. руб. за койку.

В то же время вложения в крупную резиденцию в Подмосковье составляют примерно $10 млн., а срок окупаемости проекта — около семи лет.

Во всем мире, уверяют создатели Senior Group, в подобные проекты инвестируют пенсионные фонды, для которых вложения в недвижимость социального назначения стимулируются законодательно. В России никаких преференций по сравнению с вложением, например, в торговый или офисный центр для НПФ пока не существует.

Тем не менее, уверяют совладельцы Senior Group, они ведут переговоры с пенсионными фондами. Однако главный расчет — на интерес к России крупных западных игроков: американских операторов Brookdale, Emeritus и Sunrise и европейских Korian и Orpea.

Но они, уверяют основатели Senior Group, придут лишь на подготовленную почву, так как интересуются сетью заведений, насчитывающих от 500 до 1 тыс. коек. На создание таковых может уйти около пяти лет.

Комментарий эксперта. Татьяна Камардина, руководитель дирекции развития социальных проектов ФК «Уралсиб»

Говорят, что благополучие страны определяется тем, как в ней живут старики. Выезжая в европейские страны, не перестаешь удивляться, как хорошо и достойно выглядят там люди пожилого возраста.

Все дело в том, что на Западе сформировалась воспитанная годами культура ответственности за свою старость.

Чтобы иметь возможность жить в пансионате или путешествовать, в большинстве развитых стран люди всю жизнь откладывают средства для обеспечения пенсионного возраста в различные фонды, банки и управляющие компании.

В нашей стране жизнь до и после пенсии качественно отличается. Причин тут множество. И дело, наверное, не только в размере пенсии, которую государство может предложить.

Да, пенсионная система находится в процессе реформирования и пока не соответствует европейским программам. Благотворительные организации системной поддержкой пенсионеров практически не занимаются.

Сейчас этой социальной проблемой заинтересовался бизнес.

Проживание в хороших пансионатах требует солидных вложений. Поэтому будущее этого направления скорее за частными заведениями для среднего класса. Но для заполнения ниши нужно время.

А вот позаботиться об увеличении размера пенсионного обеспечения наши граждане могут уже сейчас.

Например, перевести накопительную часть трудовой пенсии в негосударственный пенсионный фонд или управляющую компанию (пока это сделали только 20% граждан).

На мой взгляд, нужно еще много трудиться, чтобы сформировать в России благоприятную среду для жизни пенсионеров. Будут полезны и помощь государства в накопительной пенсионной системе, и интерес предпринимательства к проблемам старости, и социальная ответственность бизнеса — все это возможно при воспитании в себе уважения к родителям и пожилым людям.

Источник: https://franshiza.ru/article/read/senior_group_business/

Старикам здесь место — Senior Group

В деловом ежедневнике “Компания” генеральный директор Senior Group Алексей Сиднев рассказал о истории компании, специфике работы, состоянии рынка ухода за пожилыми людьми и перспективами его роста через изменения в законодательстве.

Это плохая новость для экономики, но хорошая для рынка частных домов престарелых, который сейчас набирает обороты. «Ко» выяснил, насколько сильна конкуренция в этом бизнесе и почему новые игроки уверены в его перспективности. 

Отдохнем на пенсии

Сегодня Алексей Сиднев доволен: открывается резиденция за резиденцией – его империя Senior Group растет запланированными темпами. К концу года количество частных пансионатов для пожилых людей достигнет шести общей вместимостью 230 мест.

Через год генеральный директор Senior Group намерен открыть дополнительные 150 мест в двух московских резиденциях и построить пансионат на 180 мест в подмосковной Малаховке. На российском рынке премиум-услуг для возрастной категории 80+ Senior Group считается самой крупной сетью частных пансионатов.

Но Алексей Сиднев не создавал ее с нуля, и Senior Group не была первой компанией, которая предоставила пенсионерам комфортные условия для проживания.

Идею частных домов престарелых Сиднев подсмотрел за границей. Оставив в 1996 г. работу в крупной промышленной компании (а до того сделав карьеру в банке), он уехал получать MBA в Tuck School of Business at Dartmouth.

Спустя четыре года Алексей получил должность в лондонском офисе транснациональной консалтинговой компании Booz&Company. В 2007 г. он вернулся в Россию с намерением запустить сеть частных пансионатов с поэтическим названием «Серебряный век».

Читайте также:  Франшиза баскин роббинс - цена в 2018 году, отзывы - все о франшизах

В его проекте дома престарелых выглядели по-новому – люксовые резиденции, созданные по модели асистированного проживания (Assisted Living). Этот формат предполагает проживание пожилых, но вполне самостоятельных пенсионеров. К разочарованию Сиднева, попытка 2007 г.

адаптировать западный формат к отечественным условиям ни к чему не привела.

«В России модель асистированного проживания не пошла, – объясняет Алексей Сиднев. – У нас сильны семейные узы, и никто в здравом уме не переедет в дом престарелых, пока еще можно находиться дома». Алексей Сиднев начал думать о смене бизнес-модели.

В то же время бизнесмен Николай Кобляков, заключив договор с французской Groupe Almage, приступил к созданию сети коммерческих домов престарелых Senior Hotel Group по модели Skilled Nursing Care – квалифицированный сестринский уход за людьми, которые полностью или частично потеряли способность к самообслуживанию.

Кобляков открыл премиум-пансионат «Монино», который продал фонду РЖД – «Благосостояние» (сейчас пансион принадлежит компании «Благополучие»).

«Эту модель можно увидеть во Франции, Израиле, Бельгии, Германии, Польше и других странах. В отличие от модели Assisted Living, подход Skilled Nursing Homes заработал. Решение купить сеть было логичным – Николай собрал сильную команду и создал хороший бренд», – добавляет Сиднев. 

У Коблякова были свои причины продать «Монино». В 2010 г., как пишет «Коммерсантъ», Следственный комитет России завел на него уголовное дело по ст. 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере»). После серии обысков предприниматель уехал из России.

Алексей Сиднев не раскрывает точную сумму сделки. «Но могу сказать, что сделки по покупке операторских компаний оцениваются в $5000–25 000 за одно место в зависимости от уровня проработки внутренних процессов, исторической заполняемости и узнаваемости бренда.

В момент покупки Senior Group оперировала 50 местами в двух резиденциях», – говорит он.  

Сидневу достался низкорентабельный бизнес. У частного пансионата маржа при загрузке 90% составляет, по его словам, порядка 20%, а на точку безубыточности можно выйти при 70% заполняемости. «Вычтите из этого административно-хозяйственные расходы – бухгалтерию, юристов, маркетинг, IT, контроль качества…

Если играть вбелую и не срезать углы на налогах, численности персонала и безопасности, тогда можно выйти в ноль по чистой прибыли при 200 койках», – добавляет он. Выбор был очевиден – нужно расти, окупаемость подождет. «Если бы мы забирали прибыль из компании, вложения должны были окупиться через восемь лет», – приводит свои подсчеты Сиднев.

Однако в этом году он рассчитывает выйти на выручку порядка 180 млн руб.  

Сейчас у Senior Group пять резиденций в Москве и Подмосковье. В высокий сезон (лето и декабрь–январь) заполняемость пансионатов вырастает до 95%. В низкие месяцы падает до 80%. Средний срок пребывания – полгода и выше. Некоторые пациенты могут себе позволить три года жить в комфортных условиях. Проживание недешевое – 85 000–130 000 руб.

в месяц (зависит от уровня самостоятельности клиента и типа номера). В цену входят аренда номера, круглосуточный уход, пятиразовое диетическое питание, ежедневные санитарно-гигиенические процедуры, регулярный гериатрический осмотр, ежедневные занятия с психологом-аниматором.

Отдельно оплачивается услуга круглосуточного поста, то есть дополнительная сиделка, а также вызов врачей-специалистов и особые лекарства.

До вступления в силу ФЗ №442 «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» Senior Group принимала бюджетников – по госконтракту с правительством Москвы.

 Сейчас, согласно новому закону, если социальные службы подтвердили необходимость в уходе, пенсионер может сам выбрать, где жить – в государственном или частном доме престарелых.

На условиях государственно-частного партнерства (ГЧП) в том и другом случае государство берет на себя расходы на проживание с оговоренным набором услуг. Часть их оплачивает сам пенсионер, но он не должен тратить более 75% пенсии. За одного бюджетника Senior Group получает порядка 60 000 руб.

в месяц. «В высокий сезон у нас было порядка 80 человек. Сейчас в реестре мы заявили 100 мест для стационарного обслуживания. На следующий год готовы удвоить число подопечных, которых сможем принимать по ФЗ-442», – делится планами Алексей Сиднев. 

Закон, по его мнению, должен кардинально перестроить отрасль ухода за пожилыми людьми. «В стационарной форме рынок не будет развиваться без ГЧП, – объясняет предприниматель.

– Без помощи государства инвестор никогда не вернет деньги, вложенные в строительство социальной инфраструктуры. Власть может помочь, если даст налоговые льготы, обеспечит субсидирование процентной ставки и субсидии на капитальные затраты, упростит регулирование.

Все это делается, но очень медленно». Он также считает, что государство обязано контролировать стандарты качества оказываемых на рынке услуг.

«Не может в одной комнате находиться больше трех-четырех человек, не может одна сиделка заботиться о 10 подопечных, и услуга не может стоить дешевле 50 000 руб. в месяц», – уверен генеральный директор Senior Group. 

Стандарты, по его мнению, должны оценивать уход, питание, медицинскую помощь, анимацию, инфраструктуру – список можно продолжать до бесконечности.

Например, НП «Мир старшего поколения», по словам Сиднева, измеряет качество ухода по 68 позициям – ведение документации, составление и реализация индивидуальной программы ухода, контроль за жизненно важными показателями, взаимодействие с родственниками, управление рисками, создание безопасной окружающей среды, соблюдение прав подопечных и пр. Отделить зерна от плевел, как ни странно, помогает кризис. Пенсионеры стали гораздо разборчивее. Сейчас у них есть выбор, и они прекрасно понимают соотношение цены и качества. 

Премиум-старость

Первые клиенты резиденции «Третий возраст», открывшейся в Рублево-Мякинино два месяца назад, не совсем обычные пенсионеры. У них особые требования к сервису. «Третий возраст» исполняет любое желание: экскурсии, йога, изучение языков, шопинг со стилистом, груминг питомцев – все в индивидуальном формате.

Если клиенту понадобится лечение в Израиле, его организуют. Если захочется исповедаться – привезут священника любой конфессии. «До сентября этого года сегмента премиум-класса на российском рынке социального предпринимательства не существовало, – уверенно заявляет генеральный директор АО «Третий возраст» Елена Малышева.

– Все прочие пансионаты для пожилых работают в бизнес- или эконом-сегменте».

«Третий возраст» построили бывший владелец аптечной сети «36,6» и фармхолдинга «Верофарм» Сергей Кривошеев и руководитель Национального НИИ общественного здоровья им. Н.А. Семашко Рамил Хабриев (в прошлом – министр здравоохранения Республики Татарстан. – Прим. «Ко»).

Управлять бизнесом инвесторы пригласили Елену Малышеву. До поста генерального директора она занимала должность начальника юридического отдела Российской правовой академии Министерства юстиции РФ (РПА Минюста России). На строительство частной резиденции партнерам понадобились два года и 600 млн руб.

Вернуть вложенные средства они планируют за три-четыре года. 

Низкая рентабельность бизнеса инвесторов не смущает. «Согласно бизнес-модели и нашим расчетам, сегодня в России только резиденции премиум-класса являются рентабельными», – утверждает Малышева. «Третий возраст» в Рублево-Мякинино рассчитан на 37 человек. Резиденция работает всего два месяца, но, по прогнозу, ее заполняемость составит 50% за восемь месяцев и 65% – за первый год. 

«Третий возраст» предлагает своим клиентам различные программы – дневное пребывание, заезд на выходные или на несколько недель, долгосрочное проживание.

Индивидуальный подход в «Третьем возрасте» культивируется во всем – для резидентов готовит шеф-повар Венских балов, есть салон эстетических услуг, а сервис «101 роза» учитывает любые прихоти клиентов. В перечне услуг есть и организация встречи с деятелями искусства.

Так, в резиденции выступал Михаил Швыдкой с Московским театром мюзикла, в ноябре здесь пройдет творческий вечер Вениамина Смехова. Удовольствие коротать премиум-старость в одноместном стандартном номере обойдется, по подсчетам «Ко», примерно в 203 000 руб. в месяц.

Шестиразовое питание, медицинское наблюдение, оздоровительные процедуры и другие услуги оплачиваются отдельно. 

Резиденция в Рублево-Мякинино – первенец. Кривошеев и Хабриев строят еще три пансиона на 150 мест. Один откроется в конце 2016 г., остальные – в I квартале 2017 г. «Это будут дома городского типа, – поясняет Малышева. – Наши клиенты хотят оставаться в том социуме, к которому привыкли, иметь возможность посещать театры, выставки, закрытые мероприятия.

Для родственников резидентов также важна транспортная доступность. Все эти запросы может удовлетворить только расположение на территории Москвы». Дополнительные площади «Третьему возрасту» пригодятся, ведь конкуренты наступают на пятки. Владелец инвесткомпании О1 Group Борис Минц, например, собирается инвестировать 1 млрд руб.

в строительство под Истрой премиум-резиденции для пожилых на 250 мест. 

Крестовый подход

Член правления НП «Мир старшего поколения» и генеральный директор ООО «Желтый крест» Рамаз Ахметели строит свой бизнес весьма старомодным способом – занимается тем, в чем сам разбирается. В 2000 г.

с подачи Российского Красного Креста на базе Юго-Восточной окружной организации Москвы он организовал комплексное медико-социальное обслуживание престарелых граждан с дефицитом самообслуживания.

Деньги на проект собирали всем миром – часть средств выделило правительство Москвы, внесли пожертвования частные инвесторы и несколько предприятий, в том числе банки, беспроцентные займы дали страховые медицинские компании. Но, несмотря на благотворительный задел, стартап достаточно быстро окупил себя.

«Он прекратил существование в 2008 г., когда вследствие, скажем так, организационных неурядиц, начавшихся еще в 2005 г., у Красного Креста отобрали помещения», – вспоминает Рамаз Ахметели. Чтобы сохранить жизнеспособную бизнес-модель, он учредил ООО «Желтый крест».

Необходимость собирать команду с нуля отпала – в Российском Красном Кресте перестали платить зарплату, и основная часть сотрудников перешла работать в «Желтый крест».

Сначала компания оказывала аутсорсинговые услуги медицинским страховым компаниям – занималась патронажем тяжелых больных в стационарах и на дому. Сегодня «Желтому кресту» принадлежат гериатрический пансионат «Хорлово» и Дом сестринского ухода «Усадьба Буньково» – всего 90 мест.

Оба учреждения имеют медицинские лицензии на работу в качестве медицинских стационаров и разрешения Роспотребнадзора.

«Усадьба Буньково» открылась в 2006 г., но в полную силу заработала с 2007 г. Там ухаживают за людьми в терминальных и тяжелых состояниях, с существенными и тяжелыми когнитивными нарушениями, а также занимаются реабилитацией после инсульта и перелома шейки бедра.

После злоключений в Красном Кресте у Рамаза Ахметели сформировалось стойкая аллергия на арендованные помещения. Поэтому под «Усадьбу Буньково» предприниматель купил здания общей площадью около 500 кв. м, отремонтировал их и увеличил территорию приблизительно на 50%.

Общую сумму инвестиций он не называет, но озвучивает расходы на закупку оборудования в расчете на одно место – $6000. 

В строительство «Усадьбы Буньково» Ахметели вложил личные деньги и в дополнение привлек инвесторов. В 2008 г. «Желтый крест» приобрел дополнительные земли под гериатрический пансионат «Хорлово», но к строительству приступил спустя три года. Компания, как и вся страна, переживала экономический кризис.

На его волне инвесторы забрали свои вложения с доходностью около 35%. Ситуацию выправили банковские кредиты. Они покрыли треть расходов на расширение (до 1000 кв. м) и реконструкцию «Хорлово». Сейчас Ахметели погасил половину займов, перейдя «в комфортный режим выплат».

По его подсчетам, пансионат окупится через пять лет.

У «Хорлово» и «Усадьбы Буньково» разные профили и соответственно цены на проживание. Средняя стоимость суток пребывания в последней – 2500–3000 руб., но может доходить до 4000 руб.

В сумму входят ежедневная врачебная помощь, почти любые медикаменты, все средства ухода и малой реабилитации, различные диагностические возможности. Сутки пребывания в пансионате «Хорлово» стоят 1400–1500 руб., максимум – 2000 руб.

В стоимость наряду со средствами ухода и малой реабилитации включены медикаменты. Все медицинские манипуляции, кроме периодического осмотра лечащим врачом и контроля приема таблеток, оплачиваются отдельно. В экстренном случае пенсионеров госпитализируют в муниципальную больницу.

«Исходя из специфики пациентов, здесь меньше удельные трудозатраты персонала. Тем не менее они достаточны, чтобы также обеспечивать очень высокое качество обслуживания, которое здесь оценивается в 94%», – добавляет Рамаз Ахметели. 

Заполняемость медицинских учреждений, по его словам, волнообразная: летом – 90–95%, а зимой – 75–80%. «На протяжении всех лет мы постоянно увеличивали выручку: в кризисные годы – на 10–15%, в хорошие годы – на 30–35%», – отмечает Ахметели. 

Сейчас компании стало тесно в прежнем формате. В планах Рамаза Ахметели – строительство в 2016 г. двух новых корпусов общей площадью около 1700 кв. м и объединение всех центров в единый комплекс.

Читайте также:  Франшиза магазина разливного пива good beer - цена в 2018 году, отзывы - все о франшизах

К этим изменениям «Желтый крест» подтолкнула ситуация на рынке. Компания включена в реестр поставщиков социальных услуг Московской области, но социальные службы до сих пор не направляют сюда пенсионеров.

Рамаз Ахметели понимает, что дальнейшая стратегия развития компании зависит от того, насколько получится работать по новому закону.

Сейчас он ведет переговоры о включении «Желтого креста» в реестр поставщиков Москвы. 

Несмотря на кризис, на рынок вышли новые игроки. Некоторые соблюдают правила игры, но большинство их игнорируют. Премиум-сегмент, по мнению Рамаза Ахметели, отвечает высоким стандартам обслуживания.

«Третий возраст» и будущий проект 01 Group рассчитаны на потребителей, которые в первую очередь будут обращать внимание на «упаковку», – считает он. – Их владельцы рассчитывают на механизмы развития, заложенные в так называемом показном потреблении.

Показное потребление – просто экономический термин и не несет оценочного суждения. Но каковы будут показатели емкости этого, в общем-то специфического, сегмента, покажет время». 

Структурировать рынок, считают и Ахметели, и Сиднев, должно государство. Для начала ему стоит установить налоговые льготы, создать типологию обслуживаемых пенсионеров, прописать минимальные условия для домов престарелых, выпустить ваучеры, которыми можно расплатиться в любом учреждении, и дать пожилому человеку право добавлять к ваучеру любую сумму за свой счет. 

Источник: https://www.seniorgroup.ru/information/blog/starikam-zdes-mesto/

Примеры домов престарелых по франшизе

В ритме современной жизни, к сожалению, не все выросшие дети могут должным образом заботиться о своих родителях. Кроме этого пожилым людям, зачастую, требуется постоянный, квалифицированный уход. В такой ситуации дом престарелых может стать отличным выходом, особенно для одиноких людей.

Но отрицательные отзывы о государственных учреждениях, где порой не соблюдаются элементарные правила ухода, заставляют пожилых людей и их окружение глубоко задуматься.

В итоге все большей популярностью начинают пользоваться частные дома престарелых. Чаще всего в них и качество ухода лучше, и гарантий достойной жизни больше.

Желающих открыть частный дом престарелых ожидает длительная процедура по оформлению документов и ремонту помещения.

Организация дома престарелых

Для открытия такого заведения потребуется целая гора справок и лицензий. Придется самостоятельно составить бизнес-план и рассчитать рентабельность подобного заведения. Начинающему предпринимателю это сделать достаточно тяжело. Ко всему прочему встает вопрос о нарабатывании клиентуры.

Также следует учесть печальную статистику, согласно которой только 10 % компаний, открытых с нуля, продолжают свою деятельность спустя несколько лет. Также обязательно знать, что большим вопросом может стать, как искать сотрудников.

Многие из них должны иметь медицинское образование и уметь работать с пожилыми людьми.

Преимущество работы по франшизе

Открытие бизнеса по франшизе домов для  престарелых может оказаться очень разумным решением. Уже открытый дом престарелых с известной репутацией способен не просто продать вам свою идею и концепцию ведения бизнеса.

Вам помогут организовать подбор и обучение персонала, осуществить аренду помещения. Вам удастся избежать самых простых ошибок при организации своего дела.

Также многие центральные компании, при подписании договора франчайзинга, предоставляют личного менеджера и информацию для проведения рекламы. Франчайзер может оказать посильную помощь в поиске клиентов.

Крупные компании, которые продают франшизу на свои дома престарелых, помогут организовать этот вид бизнеса под известной маркой, имеющей благоприятные отзывы у клиентов. К вам охотнее пойдут люди, если вы работаете сетью, и ваше имя известно многим. Мало кто обратится в неизвестную организацию без опыта работы.

При выборе компании партнера, с которой вы будете подписывать договор франчайзинга, нужно просмотреть как можно больше информации об открытых точках, об опыте данной организации и отзывах среди населения. Желательно, чтобы ваш будущий партнер имел высокую репутацию и стабильно работал в этой нише не один год.

Самые популярные франшизы дома престарелых

Есть несколько крупных компаний, которые уже зарекомендовали себя на рынке цивилизованного ухода за пожилыми людьми. Каждая из них представляет свои условия франшизы дома для престарелых, и стоимость услуг у них тоже отличается. Можно подобрать вариант по концепции ведения бизнеса, в зависимости от «фишки» организации.

Добрый день. Компания имеет несколько моделей по организации дома престарелых. В зависимости от количества людей, которые вы сможете принимать, различается и цена инвестиций. Франчайзер помогает с обучением, которое проводится бесплатно и является обязательным. Длится две недели.

  • Паушальный взнос – отсутствует.
  • Роялти – 3 % от выручки.
  • Инвестиции – зависят от выбранного формата. Начинаются от 320 тысяч.

При заключении договора вы получаете доступ к единому сайту, помощь в подборе и ремонте помещения. Также предоставляется вся необходимая информация, включая расписание работы и должностные инструкции.

Оранжевый кот. Один из лидеров рынка в данном сегменте. Компания работает с 2012 года, и уже открыла несколько точек. На данный момент предоставляется три разных пакета для франчайзи. Размещение начинается от 30 человек до 100 и больше. Арендованное помещение для пансионата должно быть не меньше 400 кв. метров.

  • Паушальный взнос – 500 000 рублей.
  • Роялти – 5 % от выручки.
  • Инвестиции – от 2 500 000 рублей.

Консультирование происходит на всех этапах открытия. Также проводится подбор и обучение персонала. Полное рекламное сопровождение, обеспечение сайтом и помощь в поиске клиентов.

Самые близкие. Еще один популярный пансионат для престарелых. Предоставляет круглосуточный уход и шестиразовое питание. Для франчайзи предлагается возможность практиковаться в уже работающем пансионате.

  • Паушальный взнос – 1 млн. рублей.
  • Роялти – 5 %.
  • Инвестиции – от 3 млн. рублей.

При покупке франшизы оказывается всесторонняя поддержка, а профессиональный специалист по открытию выезжает на место нового пансиона.

Чистое сердце. Организация работает с 2009 года. Является крупнейшей сетью частных центров. Предоставляются услуги по качественному уходу, а также организации досуга для пожилых.

  • Паушальный взнос – от 1 млн. рублей.
  • Роялти – отсутствует.
  • Инвестиции – от 3 млн. рублей.

Плюс ко всему ежемесячно необходимо уплачивать сборы на рекламу и маркетинг. Они составляют 1.5 %. Минимальная площадь пансионата – 400 кв.метров. При этом вам понадобится 16 человек персонала. Весь персонал должен пройти обучение. Медсестры и сиделки с медицинским образованием.

УК «Социальные системы». Очень опытный франчайзер. Самое большое количество домов престарелых, открытых по франшизе. На данный момент они имеют своих 13 пансионатов и партнёрских 7. Работают по всей стране. Франчайзер делится опытом и помогает в открытии собственного пансионата.

  • Паушальный взнос – от 240 000 рублей.
  • Роялти – от 18 500 рублей.

Франчайзер предоставляет приблизительный расчет прибыльности на три года, помощь в ремонте помещения, а также расчет количества мест в зависимости от площади. Также франчайзер обеспечивает обучение персонала для всех основных должностей. Помимо дома престарелых, планируется создать франшизу реабилитационного центра.

ООО «Лотос». На данный момент уже более 400 семей пользуются услугами пансионатов сети «Лотос». На рынке трудится более трех лет. Это успешное предприятие, которое может обеспечить комфортное проживание и круглосуточный уход за стариками.

  • Паушальный взнос – 1 млн. рублей.
  • Роялти – 5 % от выручки.
  • Инвестиции – от 2 млн. рублей.

Персонал обучают и помогают обеспечить бесперебойную работу пансионата. Пенсионеры, в большинстве своем, нуждаются в круглосуточном уходе, а для этого понадобятся квалифицированные работники с большой душой.

В заключение

Иногда у близких людей нет на это ни времени, ни должных навыков. Ко всему прочему следует понимать, что пенсионеру важно не чувствовать себя в одиночестве.

Профессиональные работники в частном пансионате могут оказать весь спектр услуг, и проживание там будет очень комфортным. При этом открывать свой пансионат для престарелых с нуля, не имея опыта, очень сложно. А составление договора  франчайзинга – это идеальный вариант для неопытных предпринимателей. Рекомендуем Вам посмотреть каталог франшиз  на нашем сайте.

Источник: https://2pct.ru/primery-domov-prestarelyh-po-franshize/

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Сеть пансионатов » Опека » — лидер петербургского рынка домов для пожилых людей — подписала договор с компанией «Франчайзинг — Интеллект», которая занялась разработкой франшизы для сети. Проект франшизы финансово поддерживает фонд «Наше будущее».

«Опека» планирует открывать таким образом центры во всех регионах, кроме Москвы и Петербурга: здесь компания развивается самостоятельно. «Все франшизы зарабатывают по–разному. Например, кофейни часто делают низким роялти, рассчитывая заработать на поставках.

Основным же продуктом нашей франшизы будет консалтинг и сопровождение бизнеса на всех этапах», — говорит представитель «Опеки» Екатерина Танаева.

«Мы поняли, что хотим создать социальную франшизу для всей России еще несколько лет назад, но тогда мы не были готовы: потребовалось время, чтобы отточить бизнес–процессы», — продолжает она.

Без ренты

Екатерина Танаева добавляет, что спрос на услуги домов престарелых высок почти во всех российских регионах, а подписанный недавно закон № 442 об основах соцобслуживания граждан РФ может поднять рынок почти вдвое.

Этот закон позволит частным домам для пожилых людей частично компенсировать затраты на содержание постояльцев за счет бюджета.

При этом в «Опеке» не используют «обратную ипотеку» и договоры пожизненной ренты в обмен на квартиры пенсионеров, поясняя, что такие сделки непредсказуемы и в долгосрочной перспективе могут оказаться невыгодными.

«Социальный гериатрический центр «Опека» — частная сеть пансионатов с лечением для пожилых людей. Сейчас в Петербурге восемь пансионатов сети на 598 койко–мест, к открытию готовятся еще два.

Их компания планирует открыть в отдельных зданиях, которые построит самостоятельно на полученных в льготную аренду от города участках. Стоимость проекта — 1,4 млрд рублей.

Как рассказывает председатель совета директоров ГК «Опека» Алексей Маврин, большая часть этих средств получена от частных инвесторов — участников ресторанного рынка на условиях продажи доли бизнеса (конкретные цифры в компании отказываются называть).

Кроме того, привлекались кредиты и собственные средства компании. Алексей Маврин добавляет, что рентабельность пансионата — 11–17% и окупить строительство новых центров он планирует за 7 лет. Годовая выручка группы в 2015 году составляет около 200 млн рублей. В 2016 году, по плану, она превысит 350 млн рублей.

Рынку нужно время

В Петербурге, по данным Росстата, около 1,4 млн пенсионеров при чуть более 5 млн жителей. Сейчас в городе более 70 частных пансионатов для пожилых на 1500 мест, 2 года назад их было всего около 15. Объем рынка оценивают примерно в 570 млн рублей в год. Большинство действующих участников рынка — компании–операторы, которые берут недвижимость в аренду.

Проект, включающий строительство собственного здания, есть у БЦ «Хэсэд Авраам». Сергей Захаров, замдиректора по социальному предпринимательству БЦ «Хэсэд Авраам», считает, что «Опека» — один из лидеров на рынке ухода за пожилыми, но современные стандарты этой услуги пока реализуются не в полной мере и не во всех стационарах.

«У большинства игроков задача роста вширь заслоняет задачу повышения качества услуги, — рассуждает Сергей Захаров.

— Говорить о франшизе, которая поможет сформировать рынок по–настоящему качественных домов престарелых, можно будет после запуска новых проектов «Сеньор Групп» в Москве, недавно заявленных двух проектов самой «Опеки» и строящегося дома для пожилых центра «Хэсэд Авраам», который откроется в конце 2016 года в поселке Песочном».

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Источник: https://www.dp.ru/a/2015/11/09/Opeka_po_franshize

Бизнес на склоне дней. Фото | Рейтинги

Россия стареет. Сегодня каждый пятый россиянин старше 60 лет. По прогнозу Института демографии Высшей школы экономики, через 20 лет доля пожилых людей в нашей стране увеличится на 25%: старше 60 будет каждый четвертый.

В возрастной пирамиде, нижние и верхние этажи которой занимают иждивенцы — дети и старики, — складывается принципиально новая ситуация, отмечает директор института Анатолий Вишневский. Детей становится меньше, стариков больше, и это порождает серьезные проблемы для страны. При их обсуждении демографы и экономисты не всегда находят общий язык.

«Нижние этажи возрастной пирамиды считаются заботой родителей, — объясняет Вишневский. — А верхние — чья забота? Чиновники жалуются на обремененность верхним этажом, забывая, что это компенсируется убывающей нагрузкой снизу».

Читайте также:  Производственные франшизы - все о франшизах

К тому же в отличие от детей, которые, по выражению Вишневского, «живут в кредит», пожилые люди создали капитал, который продолжает работать и после их выхода на пенсию. И размер этого капитала при прочих равных условиях пропорционален числу пожилых людей, а вовсе не числу теперешних работников.

Но существующая система соцобеспечения исходит из совсем другой логики: люди, проработавшие всю жизнь, не заработали себе на старость, и их, как детей, кто-то должен «кормить». Эта логика удобна государству, говорит Вишневский: она оправдывает убожество наших богаделен, «таких же, как в гоголевские времена».

Основной «клиент» российского дома престарелых, как правило, старше восьмидесяти.

Этим наша модель похожа на французскую и отличается от американской, где в домах для пожилых людей проживает вшестеро больше людей, чем в России.

Во Франции, как и у нас, переезд в специальное учреждение происходит после того, как поддерживать в домашних условиях старого и больного человека становится тяжело — и для его близких, и для него самого.

В начале 2009 года примерно в 1500 российских домах престарелых и инвалидов и психоневрологических интернатах проживало 240 000 человек. В очереди числилось еще 18 000. Более свежих данных у государственных органов нет.

Нет и полной картины происходящего в этом секторе. В прошлом году в доме престарелых в Республике Коми во время пожара погибли 23 старика.

Затем волонтеры Яммского дома-интерната в Псковской области рассказали об ужасающем положении его обитателей в «Живом Журнале».

Проверка, затеянная по поручению президента Медведева, выявила 178 социальных учреждений — «фантомов», которые нигде не зарегистрированы.

Во сколько обходится содержание этих учреждений? Во Франции дома престарелых (включая частные) зарабатывают примерно €15 млрд в год (0,5% ВВП).

В России таких подсчетов никто не проводил — в том числе потому, что разница в затратах на одного жителя дома престарелых так же велика, как и разница в богатстве регионов.

В Камчатском крае на содержание одного человека в доме престарелых тратится 417 600 рублей в год, а в Кировской области — 108 000 рублей.

Но даже эти цифры иллюстрируют проблему очень приблизительно. На совещании в Кремле помощник президента Константин Чуйченко докладывал, что в Кировской области годовые затраты на проживание одного человека в специализированном доме престарелых и инвалидов на 500 мест составляют 103 000 рублей, а в учреждении на 20–30 человек — 300 000. Чем крупнее дом призрения, тем меньше удельные затраты.

А если этот дом частный? В кировском пансионате Коблякова, где уровень обслуживания на порядок выше, чем в заведениях, на которые ссылался Чуйченко, — 15 мест. При этом средние затраты значительно ниже, чем в государственных домах престарелых сопоставимой величины, — 185 000 рублей.

Никакой сенсации в этом, конечно, нет. Частный бизнес по определению эффективнее государственного, это правило работает и в социальной сфере. Почему же передовой опыт так трудно тиражировать?

Частные социальные дома

Первый частный дом престарелых появился в России в 1993 году, вскоре после того как государство отдало гражданам часть созданного ими капитала. Речь о бесплатной приватизации жилья, стартовавшей в конце 1991 года.

Ныне покойный предприниматель Виктор Ланге решил дать пожилым одиночкам возможность конвертировать их активы в более-менее достойную старость. В жилом доме на Большой Ордынке, где на первом этаже находится его ресторан «Казачий курень», Ланге открыл мини-пансионат «Замоскворечье», предложив одиноким старикам отдавать ему квартиры и переселяться на полное обеспечение.

Директор пансионата Любовь Забавина рассказывает, что поначалу действовала только такая схема, но с 2007 года стали принимать и тех, чье содержание (1500 рублей в день) оплачивают родственники. Сейчас в «Замоскворечье» 20 жильцов, а после реконструкции в заведении будет 90 мест.

Можно приблизительно подсчитать, во сколько могла обойтись средней московской бабушке, отдавшей свое жилье, старость по «квартирной» схеме.

Если предположить, что она переехала в такой дом в начале 2000-х, когда ей было 74 года, и прожила там до самой смерти, то получается, что ее ежемесячные выплаты равнялись $375.

Откуда взялась эта цифра? Просто в начале 2000-х, по оценке Всемирной организации здравоохранения, старческая немощь, требующая постоянного ухода, начиналась у среднестатистической россиянки как раз в 74 года.

В соответствии с демографическим прогнозом жить ей оставалось еще 4,5 года. Предположим, что полученную квартиру, например однокомнатную хрущевку площадью около 30 кв. м, компания тут же продала. В 2000 году при среднемосковской цене около $700 за кв. м. за такую квартиру можно было выручить примерно $21 000.

Московская мэрия быстро оценила этот бизнес и уже через год после создания первого пансионата выпустила специальное постановление.

Была создана служба «Моссоцгарантия», которой поручили искать одиноких стариков и заключать с ними договоры на передачу квартир городу.

Что они получали взамен? Либо им обеспечивали патронажное, то есть надомное, обслуживание, либо их переселяли в «дома ветеранов» и социальные дома, в которых есть столовые, медпункты, прачечные, а сейчас даже компьютерные классы.

«Как только старики поняли, что мы государственные и нам можно доверять, начался бум, — рассказывает Елена Лебедева, заместитель генерального директора «Моссоцгарантии». — Если в 1994 году мы заключили 81 договор, то в 1995-м — 636. Через несколько лет мы вышли на полную самоокупаемость».

В прошлом году нашлось больше 160 желающих передать свои квартиры городу в обмен на социальное и материальное обслуживание. За 15 лет существования схемы заключено около 3800 договоров. Сейчас у организации 2500 клиентов.

450 из них решили переехать в четыре социальных дома, а большая часть по-прежнему обслуживается в собственных квартирах.

Как Николай Кобляков строил сеть домов призрения

На фоне городской программы успехи частников выглядят не слишком впечатляюще. В Москве около десятка частных пансионов для престарелых, в которых живет примерно 150 стариков. Практически все предпочитают принимать стариков в здравом уме, твердой памяти, способных хоть как-то позаботиться о себе.

Даже зятю Иосифа Кобзона Юрию Рапопорту, получившему от московской мэрии режим наибольшего благоприятствования, не удалось построить сеть высокодоходных пансионов.

После начала в 2005 году строительства в Ясенево «Виллы Гранд» инвесткомпания Рапопорта «СоцПенсионИнвест» удостоилась специального распоряжения мэра Лужкова: префектам давалось три месяца на подбор участков под следующие пансионы, а фирма освобождалась от отчислений на развитие социальной и инженерной инфраструктуры.

Предполагалось, что 20% мест будет предоставляться малообеспеченным старикам. Но проект не пошел. В марте 2010 года распоряжение столичного правительства было без объяснения причин отменено.

Может, в стране просто отсутствует платежеспособный спрос, позволяющий бизнесу развернуться? Это не так, даже если не принимать во внимание квартирную схему, в которой по понятным причинам доминируют государственные учреждения.

В 2008 году, по подсчетам консалтинговой компании BMGroup, только в Москве 4000–5000 семей были готовы платить более $30 000 в год за достойный уход за своими стариками.

Потенциальную емкость рынка исследователи оценили в $170–250 млн.

Создатель Senior Hotel Group Николай Кобляков решил строить сеть не только в столице, но и в провинции. Выпускник двух факультетов МГУ, физического и юридического, Кобляков уже имел опыт успешных стартапов. В России он открыл с партнерами сеть продаж головоломок Leonardo с ежегодным оборотом около $1 млн.

Кроме того, он наладил поставки русских книг и музыки для французских университетов. Чтобы обзавестись складами, в 2005 году Кобляков купил StankoFrance, «дочку» бывшей советской внешнеторговой фирмы «Станкоимпорт». По словам Коблякова, в 2009 году «Станкоимпорт» обанкротился.

Но за год до этого было заведено уголовное дело о мошенническом захвате недвижимости «Станкоимпорта» (принадлежит «Ростехнологиям»).

Это дело и аукнулось Коблякову обысками и допросами. В 2005 году, получая в Париже бизнес-образование, он обнаружил, что коммерческий сегмент социального обслуживания престарелых в России фактически отсутствует.

Через форум выпускников бизнес-школы TRIUM он познакомился с хозяином французской Group Almage, владевшей тогда 25 пансионами, изучил их бизнес и понял: чтобы быть на этом рынке рентабельным, нужна сеть.

И еще: если не разбазаривать деньги и не воровать, даже выделяемого государством может хватить на такую же достойную жизнь, как в пансионах Коблякова.

Во флагманском парк-отеле Коблякова Moninot, бывшем подмосковном санатории, интерьеры отличаются от четырехзвездной гостиницы расширенными для проезда коляски дверями, пандусами вместо лестниц и специальной мебелью для немощных людей.

Сюда, в отличие от большинства российских частных заведений, принимают стариков и с болезнью Альцгеймера, и в постинсультном состоянии, и с последствиями перелома шейки бедра. Постояльцу это обходится примерно в €150 в сутки, и сейчас здесь живут 20 клиентов.

Пансион организован на хорошем европейском уровне, говорила посетившая его менеджер французской частной фирмы социального обслуживания Dolcea Паскаль Ласоньяс.

Осенью 2007 года, когда был взят в аренду санаторий под Moninot, у Коблякова были обширнейшие планы. Senior Hotel Group купила подмосковный пионерлагерь, на территории которого запланировала строительство парк-отеля «Сторица».

В эти две площадки было вложено более $4 млн, а всего в планах было построить сеть из 25 отелей. Стоимость проекта оценивалась в €111 млн: по бизнес-плану в 2013–2016 годах инвесторы могли продать сеть за €380 млн. Но начался кризис, и инвесторов как ветром сдуло.

Не помогало даже то, что, начав готовить персонал для пансионов, Кобляков один за другим выигрывал конкурсы на патронажное обслуживание в Москве, Кирове и других городах, получил «именное» постановление губернатора Московской области Громова о поддержке проекта и начал создавать рентабельные мини-пансионы в столице, Подмосковье и ряде других регионов.

В Кировской области Кобляков зарегистрировал фирму «Вятка-Помощник» и выиграл конкурс на патронажное обслуживание. Он открыл небольшой пансионат и был готов взять в управление государственный дом-интернат по посильной для области цене. Препятствием стало отсутствие нормативной базы частно-государственного партнерства.

«Требуются длинные концессионные договоры на 5–7 лет, — говорит вице-премьер областного правительства Мария Гайдар.

— А как писать соглашения, если максимальный горизонт бюджетного планирования — три года? Как компании вкладываться в проект, если каждый год нужно проводить конкурс и она может проиграть?» Тем временем даже при невысоком уровне обслуживания очередь в государственные дома престарелых растет, говорит она, а денег хватает только на поддержание существующих.

В таких условиях предложение Елены Сухоруковой, главы второго по объему пенсионных резервов НПФ «Благосостояние» (управляет пенсионными накоплениями сотрудников РЖД), показалось Коблякову заманчивым. В октябре прошлого года «внучка» НПФ инвесткомпания «Национальный капитал» получила 51% Moninot, доля была оценена в 329 млн рублей.

Договорились, что часть этой суммы инвестор внесет в уставный капитал, а часть предоставит в виде займов на достройку и оборудование корпусов, чтобы довести число жильцов до 256 человек. Кобляков утверждает, что Сухорукова пообещала ему инвестиции в сеть пансионов, если он согласит ся работать в фонде.

В октябре его назначили советником, а в ноябре — заместителем Сухоруковой.

В компанию, владеющую Moninot, назначили финансового контролера, ее счета перевели в железнодорожный Транскредитбанк и, как утверждает Кобляков, порекомендовали нанять без конкурса строительную компанию.

А затем начались обыски и допросы по делу «Станкоимпорта». Кобляков уехал, а «Национальный капитал» перестал перечислять обещанные деньги. По мнению Коблякова, эти события связаны — следователи давят на него, чтобы он отказался от перспективного бизнеса.

На апрельском собрании акционеров Moninot представители «Национального капитала» потребовали обанкротить пансион — в этом случае недвижимость перешла бы к его крупнейшему кредитору, каковым является «Национальный капитал».

Представителю Коблякова пока удалось отбиться: он напомнил партнерам, что с точки зрения УК такое банкротство может быть квалифицировано как преднамеренное.

В отсутствие Коблякова в Следственный комитет вызывают на допросы его родственников и сотрудников Moninot, не имеющих отношения к делу, по которому, как он заявляет, он проходит свидетелем. СКП на запрос Forbes о том, в каком качестве привлекается Кобляков, не ответил.

Был бы бизнесмен, а статья найдется.

Источник: http://www.forbes.ru/svoi-biznes/predprinimateli/52658-biznes-na-sklone-dnei

Ссылка на основную публикацию