Алеся следина — все о франшизах

Бренд навынос

Алеся Следина - все о франшизах

Франчайзинг зачастую становится основной стратегией развития бизнеса в кризис, хотя панацеей такую меру назвать сложно. Пока одни игроки бьются за своих франчайзи, предлагая им лучшие условия, другие закрывают точки или вовсе покидают рынок. Среди аутсайдеров, как правило, оказываются сети розничной торговли, а развивается сфера услуг.

Спрос ребром

Количество франчайзинговых концепций за последние полгода почти не изменилось.По данным консалтинговой компании «Франкон», на российском рынке сегодня их примерно 1,5 тыс. Однако обновился состав игроков, готовых открывать новые точки в сегодняшней ситуации.

Тренды последних нескольких лет в кризис только усилились.

Так, франшизы в сфере услуг бизнесу и населению набирают все большую популярность: теперь они занимают 37% рынка (в начале года — 35%, а в 2014-м — 30%).

В наиболее выигрышном положении находятся компании, предлагающие франшизы по аутсорсингу персонала, офисной техники и проведению инвентаризации — спрос на такие предложения сегодня весьма высок.

В сфере услуг населению остаются популярными франшизы микрофинансов — один из активных игроков этого рынка, по данным компании «Франкон», за полгода увеличил количество предприятий более чем в два раза. Удается развивать свою сеть детским и медицинским услугам — отдельные франшизы в этих сегментах выросли на 20% и 10% соответственно.

«По сути,— поясняет Алеся Следина, консультант по франчайзингу компании «Франкон», эксперт портала franshiza.ru — популярны франшизы услуг, которые остаются востребованными независимо от состояния экономики или даже пользуются возрастающим спросом в кризисное время».

Продолжает терять свои позиции розничная торговля: если по результатам 2014 года доля франчайзинговых предложений в этом сегменте занимала 47%, а в начале 2015-го — 43%, то теперь показатель опустился до 41%.

При этом довольно неплохо чувствуют себя российские франчайзеры, развивающие сети магазинов продуктов и магазинов фиксированных цен: по данным «Франкона», у крупнейших из них количество точек увеличилось примерно на 10%.

А вот франчайзинговые сети магазинов одежды, обуви, аксессуаров, предлагающие товары в сегментах средний плюс и премиум, находятся не в самом выигрышном положении.

«В ритейле ситуация складывается драматично,— считает Екатерина Сойак, учредитель рейтинга франшиз Golden Brand, член совета директоров Российской ассоциации франчайзинга.— Почти все отшивают свои изделия не в России, а значит, валютные колебания очень заметно сказываются на бизнесе».

Резкое ослабление рубля в конце 2014 года привело к тому, что многие ритейлеры подняли цены — и спрос на их товар упал. Не помогли даже введенные впоследствии существенные скидки на продукцию: количество покупок сократилось и не вернулось на прежний уровень.

Несмотря на это, доходы компаний были весьма неплохими, поскольку рубль переживал период относительного восстановления. Однако никто не берется предсказывать, как будет складываться ситуация в результате нового валютного скачка.

Понятно одно: ритейлерам придется туго.

Впрочем, рассказывает Екатерина Сойак, некоторые из них пытаются извлечь максимум плюсов из сложившейся ситуации. Часть ритейлеров занимают освободившиеся помещения и даже не переделывают их под бренд, а просто меняют вывеску и завозят новый товар.

Со сменой помещений сталкиваются и компании, работающие в сфере общественного питания. Притом что доля этого сегмента на рынке довольно стабильна со своими 14%, многим якорным арендаторам торгово-развлекательных центров пришлось сменить дислокацию.

По оценкам Алексея Гисака, основатель сети кафе «Воккер», только в сфере общественного питания, которая чувствует себя относительно неплохо, отток составил 20-30%, а на место якорных арендаторов приходят компании «не первого эшелона», которые не смогли бы попасть в ТРЦ в любой другой ситуации.

Зато за первую половину 2015 года активизировался сегмент франшиз в сфере «СМИ, реклама и интернет». Аналитики «Франкона» отметили, что на рынок вышли новые франчайзинговые предложения городских интернет-порталов и электронных справочников, франшизы интернет-магазинов (в первую очередь продуктов питания), а также рекламных услуг.

В целом интерес к франчайзингу сегодня достаточно высок. «Многие компании рассматривают эту меру в качестве основной стратегии развития бизнеса в кризисное время»,— объясняет Алеся Следина.

По ее словам, многие игроки рынка сегодня продумывают специальные «антикризисные» предложения для потенциальных франчайзи: создают новые форматы предприятий с более низким уровнем инвестиций в проект или проводят краткосрочные акции по снижению паушального взноса или роялти.

При этом, продолжает Следина, наиболее популярны сегодня низкостоимостные франшизы, требующие инвестиций до 1-3 млн руб. Франчайзеры, открытие предприятий которых требует значительных вложений (15-20 млн руб.), сегодня испытывают сложности с привлечение партнеров.

Еда любой ценой

Мелким игрокам становится все труднее конкурировать с большими сетями. «В этом главный плюс франчайзинга в кризисные годы,— считает Екатерина Сойак.— Крупной сети гораздо проще договориться с арендодателями, получить хорошие цены у поставщиков, провести грамотную маркетинговую акцию. Сейчас быть партнером франчайзинговой сети гораздо спокойнее и выгоднее, чем вести бизнес в одиночку».

Поддерживает такую точку зрения и основатель сети «Воккер» Алексей Гисак. По его мнению, открываться по франшизе сегодня — наименее рискованный шаг для бизнесмена, особенно для новичка в сфере общественного питания.

Его «Воккер» занялся франчайзингом в 2013 году, превратив франшизу в приоритетное направление. «Надо сказать, что в 2014 году дела шли намного проще, легче и быстрее,— признает Гисак.

— Текущий год я бы называл выжидательным, многие партнеры берут больше времени на раздумье и оценку ситуации на рынке».

В начале 2015 года «Воккер» поставил себе амбициозную цель — открыть около 20 новых заведений к концу года — и от своих намерений пока не отказывается. Впрочем, процесс может затянуться.

«Если сравнивать с результатами первого полугодия 2014-го, то данные, конечно, выглядят неубедительно: в том году у нас на руках было порядка 15 подписанных договоров на открытие точек, сейчас — только два, еще семь в стадии обсуждения»,— рассказывает Алексей Гисак.

Однако отчаиваться никто не собирается — Гисак уверен, что до конца года удастся договориться: обсуждения в первом полугодии почти всегда приводят к партнерству во втором.

«Нельзя сказать, что сегмент общественного питания находится на подъеме, но он сегодня наиболее активен, что видно из состава участников BuyBrand Expo (Международная выставка франшиз.— «Ъ»)»,— объясняет Екатерина Сойак.

Конечно, сложностей хватает: падение посещаемости, снижение стоимости среднего чека, повышение арендных ставок, проблемы с поставщиками,— но при этом есть куда развиваться. «Движение идет довольно активно,— продолжает Сойак.— Франчайзеры-рестораторы меняют форматы, снижают не только себестоимость, но и роялти, паушальный взнос, идут в новые регионы, находят новых партнеров».

Правда, курс рубля по отношению к основным валютам явно не способствуют этому развитию. «Сколько бы мы ни уменьшали паушальный платеж или ту же сумму роялти, цена на экспортные продукты растет и будет расти, как и, например, стоимость стройматериалов»,— сетует Алексей Гисак.

Такая проблема влияет на ситуацию не только в сегменте общественного питания — рост во всех отраслях или существенно замедлился, или вообще показывает отрицательную динамику.

Ритейл, общественное питание, услуги — почти всем игрокам рынка франшиз приходится избавляться от нерентабельных объектов, переподписывать арендные договоры, сокращать расходы и любым способом держать себестоимость на более или менее приемлемом уровне.

Алексей Гисак рассказывает, что цены в «Воккере» скоро снова снизятся. Первое изменение стоимости продукции произошло в апреле — тогда большая коробка лапши стоила в среднем 300 руб., сейчас многие позиции снижены до 250 руб.

В сентябре любителям азиатских блюд, приготовленных на воке, снова повезет: со вторым снижением цен стоимость порции приблизится к 200 руб. «Я не устаю повторять, что единственный шанс сохранить свою аудиторию на падающей покупательной способности — это сохранять степень доступности для них»,— поясняет Гисак.

Вопреки многим домыслам, компания не делает этого за счет франчайзинга — уменьшать цены позволяет увеличение трафика.

Как объясняет создатель «Воккера», в структуре цены всегда можно найти какие-то скрытые ресурсы. Так, производители лапши снижают себестоимость продукции за счет уменьшения стоимости аренды и доли фонда оплаты труда.

«Команда из пяти человек может в день сделать выручку, условно говоря, в 50 тыс. руб., а может и в сто. И если они сделают 100 тыс., то доля фонда оплаты труда станет, условно, не 20%, а 10%»,— подсчитывает Гисак.

Побеждает быстрейший

Рынок находит новые форматы — теперь его вектор направлен в сторону небольших быстроокупаемых проектов с минимальными инвестициями на старте.

Так, по данным «Франкона», в сегменте фастфуда уже на протяжении полугода наиболее привлекательными для потенциальных франчайзи становятся предложения по открытию точки «кофе с собой» или «суши с собой».

Эти франшизы выгодны для предпринимателей как с точки зрения предлагаемого продукта, который сейчас пользуется возрастающим спросом, так и с точки зрения инвестиций в проект: открытие бизнеса обойдется в сумму до 1,5 млн руб.

Мини-кофейни сейчас и правда развиваются с высокой скоростью, рассказывает Екатерина Сойак.

Например, российские франчайзи американского бренда Wetzel's Pretzels разработали свою собственную франшизу Coffeshake, а австрийская сеть кофеен Coffeeshop Company (владелец мастер-франшизы на территории РФ и СНГ — ООО «Кофе СЭТ») открыла прием заявок на покупку франшизы в Казахстане.

А недавно президент ОАО «Росинтер Ресторантс Холдинг» Сергей Зайцев рассказал о выводе британской сети Costa Coffee в Сибирь. Кстати, в той же Сибири вскоре появится и McDonald's — буквально на днях корпорация заключила первый в России крупный договор франчайзинга со структурами кемеровского ОАО «Инрусинвест».

«Некоторые идут еще дальше,— продолжает Екатерина Сойак.— Питерская сеть дискаунт-баров Killfish недавно представила свою концепцию на выставке франшиз в Польше, а российская сеть кафе-пироговых «Штолле» недавно вышла на британский рынок, открыв свое первое франчайзинговое заведение в Лондоне».

Читайте также:  Франшиза спортивной одежды columbia - цена в 2018 году, отзывы - все о франшизах

При этом весьма активно ведут себя на отечественном рынке франчайзеры из российских регионов. «Те, кто смотрит существенно дальше своего носа, используют все возможности, чтобы продвинуть свою франшизу именно сейчас»,— поясняет Екатерина Сойак.

В этом году в ее выставке BuyBrand Expo будут участвовать франчайзинговые концепции из Самары («Бенджамин», «СушиПорт», «СъелБыСам»), Владимира («ВилкиНет») и Санкт-Петербурга «ВаЙо»).

«Рынок меняется, и среди его игроков идет игра на вылет,— рассказывает Екатерина Сойак.— Те, кто пытается отсидеться в кустах, пережидая ситуацию, рискуют остаться в этих кустах навсегда, а выиграет тот, кто не побоится принять радикальные решения в очень короткие сроки».

Возможно, Вам также будет интересно:

Статья «Международная франшизы: как завоевать мир»

Источник: https://franshiza.ru/article/read/brend_navynos/

Franchay.ru

12 октября 2017

По данным Avito, в 2016-начале 2017 года средняя стоимость готового бизнеса в России упала на 5%, составив 3,6 млн рублей. Параллельно снизился и спрос на готовый бизнес – на 6%.

 Франшиз, которые наиболее активно продаются на рынке в сфере общепита – порядка 200.

От совсем бюджетных с вложениями порядка 200 000 рублей (ларьки, фуд-траки, островки) до серьезных ресторанов быстрого питания с инвестициями 20-30 млн рублей и более. 

«Объем качественных предложений уменьшается, а инвестиционные ресурсы, напротив, падают. В этой ситуации надо хорошо разбираться в ресторанном бизнесе и знать реальные показатели.

Если ресторан пользуется системой автоматизации, то можно попросить снять показатели.

Многие готовы их предоставить на этапе подписания договора», — говорит Родион Ерошек, соучредитель компании по автоматизации кафе, ресторанов и магазинов POSTER. 

Системы автоматизации бизнеса помогают в удобной форме отследить и финансовые показатели и популярные блюда в меню. Оценить маржинальность блюд, оптимизировать закупки и не только.

Если франчайзер использует централизованную систему автоматизации и учета, он может видеть эффективность своих систем лояльности и маркетинговых акций, а, значит, будет лучше понимать, что предлагать покупателям франшизы и как управлять их действиями. 

Алеся Следина, консультант по франчайзингу компании «Франкон» отмечает 10-процентный рост франшиз в России по состоянию на декабрь 2016 в сравнении с предыдущим годом. «Крупные компании расширяют экспансию на международные рынки, некоторые диверсифицируют бизнес в попытке сохранить капитал в нестабильное время, и почти никто не запускает новые проекты», — говорит она.  

Франчайзинг можно смело включать в двадцатку перспективных направлений бизнеса в России на ближайшие 3-5 лет — отмечают аналитики компании по автоматизации кафе, ресторанов и магазинов POSTER. 

Что касается ресторанной отрасли, здесь картина неоднозначна. Очевидный  всплеск наблюдается только у крупных участников рынка. В связи с возросшим курсом иностранной валюты, бизнес в сфере общепита стал «прожорливей».

На этом фоне спрос переориентировался на франшизы фасфуд- и стритфуд-заведений с быстрым сроком окупаемости и минимальными вложениями. Самые популярные  сети с окупаемостью от 9 месяцев до 1,5 лет знакомы всем: «Баскин Робинс», «Додо Пицца», «Сабвей» и «Стардогс».

  Крупнейшие игроки всерьез заинтересованы в продаже своих франшиз. Они создают благоприятные условия для франчайзи, тем самым увеличивают лояльность к бренду, наращивают географию присутствия.

Например, закусочная «Сабвей» работает без горячего цеха, поэтому запуск бизнеса по франшизе происходит очень быстро. Таким образом в России было открыто 644 компании в 141 городе. 

«В нашем бизнесе окупаемость изменилась не так заметно, — делится Евгений Драй, основатель сети кафе Gelateria Plombir (собственная сеть в СПб, франчайзи в 5 странах).

  — Да, за прошедшие 2-3 года в связи с падением курса рубля выросли цены на импортное оборудование (в ряде случаев его трудно заменить).

Зато из-за того же падения курса рубля люди в огромной массе отказались от зарубежных поездок, но не от шоппинга в торговых комплексах! Для нас это положительный фактор. Если бизнес требует больших площадей (например, ресторан), ситуация сложнее.

  Также важнейший фактор для бизнеса – это трафик, иными словами  — «проходимость» данной локации. Иногда дело решают считанные метры, которые отдаляют торговую точку от основного потока покупателей, и, соответственно, от прибыли. Иногда этот поток различается «в разы».

«Люди хотят тратить деньги, но хотят делать это с удовольствием и радостью. От сервиса и качества услуги напрямую зависит рентабельность, — рассказывает Павел Чесноков, владелец федеральной сети Nebar. 

Что с поддержкой

Бизнес по франшизе считается вполне безопасным, поскольку конечный потребитель уже знаком с той или иной торговой маркой. В обмен на роялти и паушальный взнос покупатель франшизы получает готовое решение, без бюрократической возни и рисков, связанных с запуском бизнеса с нуля. Однако и здесь есть свои подводные камни. 

Не всегда франшизные компании следуют правилу «мой клиент — твой клиент», они просто продают бизнес-модель, и им все равно, у кого ты покупаешь продукты, и кого берешь на работу. В конечном счете, страдает репутация обоих.

Добросовестный владелец франшизы поможет выбрать точку, проконсультирует по наиболее проходимым местам, даст рекомендации по оформлению витрин, особенно если речь идет о магазине или кафе.

Например, сеть пиццерий «Додо Пицца» запустила целую школу для франчайзи и разработала собственное программное обеспечение Dodo Is, позволившее оптимизировать работу 93 партнеров в 71 городе России.

«Покупка франшизы — в первую очередь выбор партнера, — поясняет Павел Чесноков, владелец федеральной сети Nebar. — Некоторые бренды продают только упаковку и бизнес-модель, остальное оставляют на откуп франчайзи.

Я бы не шел по такому пути — так придется разбираться в новом бизнесе и все риски нести самому.

Другой вариант работы с франшизой: владелец франшизы помогает с открытием проекта и принимает часть решений по управлению, арт-части и маркетингу так, чтобы у партнера был постоянный положительный финансовый поток. Мне такой вариант ближе: партнеры должны поддерживать друг друга».

Один из главных вопросов: цена и сумма стартовых затрат, считает Евгений Драй. «Оцените и другие условия – например, порядок выплаты роялти. Некоторые бренды, особенно западные, требуют роялти сразу, даже если торговая точка еще не открылась. Кстати, бывают франшизы и без роялти», — говорит основатель сети кафе Gelateria Plombir.

«Раскрученный бренд — не всегда гарантия успеха, поэтому стоит заранее обсуждать условия партнерства: по аренде оборудования, взаимодействию с поставщиками и подрядчиками, использованию технологий, технической поддержке.

До сделки изучить план запуска проекта, продумать ответственных за каждый этап, — поясняет соучредитель компании по автоматизации ресторанов POSTER Родион Ерошек.

  – Среди наших клиентов есть и франчайзинговые сети, а подключение к облачным кассам POSTER можно быстро масштабировать на несколько заведений, можно легко пересылать данные партнеру и консультироваться с ним по вопросам управления рестораном или кафе.

Сразу видеть наиболее популярные позиции, посещаемость заведения, расход продуктов, оптимизировать закупки, рассчитывать себестоимость, управлять ассортиментов и ценами одновременно в нескольких заведениях. И, что очень важно, быстро обучать новый персонал работе с кассой и меню». 

Соотношение паушального взноса, первичных расходов и окупаемости — то, на что нужно обращать внимание при покупке франшизы.

Например, открыть «Шоколадницу» стоит 12,5 миллионов рублей при годовом доходе 6,5 миллионов рублей: это значит, что кафе окупится только через 1,9 года.

Всего в 2,7 млн оценивается франшиза Burger King с годовой прибылью в 1,2 млн рублей, то есть окупаемость составит 2,25 года. И это без учета первичных расходов, аренду помещения, оснащение и т.п.

«О рентабельности заведений можно судить по маржинальности – отношению прибыли к выручке – и по соотношению прибыли и стартовых вложений, — говорит Евгений Драй. — Это стандартная методика рейтингования Forbes – они делают топ-25 лучших франшиз. В нашем бизнесе (а это главным образом кафе-мороженые в торговых центрах) маржинальность традиционно высока.

Если при этом постараться и удержать сумму стартовых вложений на приемлемом уровне, то кафе станет рентабельным, например, уже через полгода, а то и раньше. Если же затраты изначально высоки, то шансы на окупаемость падают очень резко. Причем здесь нет линейной зависимости.

Поэтому для наших франчайзи мы установили минимальный размер паушального взноса, чтобы, по возможности, облегчить их старт».

«Понятия «прибыльная франшиза» не существует, все очень индивидуально и субъективно. Потому что каждая бизнес-модель в определенном городе и на определенной локации уникальна.

  Самый простой способ, как выбрать правильную франшизу — это познакомится с владельцами компании, посмотреть на них, как они ведут бизнес, сколько лет, по какой-причине сделали выбор.

Является это коммерческим проектом или это реализация их собственных желаний, — советует генеральный директор и основатель Coffee Hub Никита Сторожук. — Посмотреть, есть ли у них действующие партнеры франчайзи, обязательно поговорить с ними, насколько они эффективны и прибыльны.

Посмотреть, какая поддержка оказывается партнеру, есть ли льготные условия для партнеров (по закупке товаров) и какие они. Большинство из тех, кто продают франшизы, ставят высокий паушальный взнос и не дают льготных периодов. Это неправильное отношение к бизнесу, к партнеру».

Источник: журнал Retail&loyalty

Источник: http://ulan-ude.franchay.ru/news/378

С низкого старта

Алеся Следина

с низкого

■¡армви

Низкобюджетные франшизы на российском рынке

Франшизы мировых гигантов вроде McDonald's, Burger King и «Баскин Роб-бинс» у всех на слуху, однако самые популярные в индустрии франчайзинга концепции — это все-таки экономфраншизы, требующие небольшого стартового капитала. В России к последним можно отнести франшизы, требующие инвестиций до 800 тыс. рублей (для сравнения: в США — до $100 тыс.).

Читайте также:  Франшиза мастерской h-point - цена в 2018 году, отзывы - все о франшизах

Экономфраншизы присутствуют в самых разных отраслях и сферах деятельности: фитнес, путешествия, сектор услуг — например, нанесение гравировки, из-

и т. д. «Эконом» можно обнаружить даже в сфере производства — например, франшизы по изготовлению гибких бордюров или пошиву кресел-мешков.

Характерная черта всех эконом-франшиз — это то, что для организации предприятия не требуется обширных помещений, дорогостоящего оборудования и большого штата сотрудников. Однако среди предложений в этом формате не встретишь по-настоящему сильных брендов. Причины понятны: если бренд раскручен и потребитель на него идет, франчайзеру глупо отдавать франшизу за бесценок.

В ассортименте экономфран-шиз, представленных на россий-

kk

I Экономфраншизы обычно не требуют обширных помещений, дорогого оборудования и большого штата сотрудников. Однако среди них почти не встретишь по-настоящему сильных брендов щщ

готовление развлекательных видеоклипов, плетение кос и даже аренда шоколадных фонтанов. Розничная торговля может похвастаться целым созвездием недорогих франшиз, приспособленных для работы на «островках» в галереях торговых центров: бижутерия, косметика, подарки, игрушки. Не отстает общепит, предлагающий франшизы мини-пекарен, лотков с мороженым

ском рынке, почти не встретишь иностранных концепций: все-таки приход к нам зарубежной марки сопряжен с немалыми вложениями в рекламу и открытием на первом этапе определенного количества собственных точек. Так что эко-номсегмент — в основном царство российского франчайзера. Более того, большинство низкобюджетных франчайзинговых предло-

жений — родом из регионов. Все вполне логично: покупательная способность населения в регионах намного ниже, чем в Москве и Санкт-Петербурге, поэтому предприниматели там уделяют больше внимания работе с форматами бизнеса, имеющими низкий входной порог. Так что «кузница» недорогих франшиз находится именно за пределами обеих столиц.

В последнее время российские владельцы франчайзинговых концепций все чаще сегментируют свое предложение по ценовому принципу, выводя на рынок сразу несколько форматов: «лайт», «стандарт» и «макси» — что называется, на любой кошелек.

Необходимость в этом они почувствовали с началом кризиса в 2008 году, когда минимальные затраты на организацию и ведение бизнеса стали для потенциальных франчайзи решающим критерием при выборе франшизы.

В рознице в рамках одной концепции могут предлагаться форматы shop-in-shop («магазин в магазине»), «остров» и «магазин»; в общественном питании — стрит-фуд, фуд-корт, отдельно стоящий ресторан; в сфере услуг — организация праздников, студия детского творчества, центр детского развития и т.

д. Таким образом, сегодня франчайзи может выбрать себе любой формат в зависимости от финансовых возможностей или от требований к помещению.

Часто франчайзеры разрабатывают недорогие форматы франшиз

10

бизнес-журнал июль #7 2012

около12%

франчайзинговых концепций, представленных на российском рынке, можно отнести к разряду низкобюджетных. Порог входа в такой бизнес — менее 800 тыс. рублей

специально для выхода в регионы с низким уровнем дохода или в небольшие города.

Так, компания по производству и продаже одежды с провокационными принтами «Провокация» специально для маленьких городов разработала новый формат, а к нему и новый бренд — магазин футболок и аксессуаров «Йамайка». Франшиза «Йамайки» дешевле, чем магазина «Провокация», да и продукция там продается по более низкой цене.

Экономфраншизы — это самый эмоциональный сегмент индустрии франчайзинга. Очень часто, подбирая себе что-то в этой ценовой нише, франчайзи ищут себе скорее «занятие по душе», чем источник сверхприбылей.

Покупатели таких франшиз, как правило, не имеют опыта предпринимательской деятельности и нуждаются в качественной и своевременной помощи на этапе запуска бизнеса и в процессе функционирования предприятия.

Франчайзерам, предлагающим франшизы экономформата, важно понимать профиль и потребность этой категории инвесторов, потому что борьбу за умы и кошельки покупателей экономфран-шиз выиграет франчайзер, который сможет расположить к себе таких предпринимателей, обеспечить им полноценную поддержку и внимание.

А это непременно скажется на скорости развития сети. В качестве положительного примера можно привести сеть магазинов подарков и товаров-антистресс «Экспетро!», которая за неполных два года успела обзавестись 58 франчайзинговыми точками.

Многие франчайзеры сознательно наделяют свои низкобюджетные

предложения эмоциональной окраской для привлечения франчай-зи-единомышленников, ищущих не столько заработок, сколько хобби. Помимо «Экспетро!», большой эмоциональностью также отличаются франшиза центра профориентации школьников «АРТ Личность», магазины товаров для детского творчества «Оранжевый Слон», мастерские уникальных подарков «Твой След» и многие другие.

Совершенно уникальное предложение для предпринимателей действующих фитнес-клубов недавно вывела на российский рынок сеть X-fit: компания предлагает бесплатную франшизу! Ничего не нужно платить за присоединение к известному бренду, нет регулярных платежей за обучение, маркетинговую поддержку и профессиональные консультации по организации бизнеса, не нужно менять имидж клуба и инвестировать средства в переоборудование и переоформление зала.

Покупателей экономфраншиз можно разделить на три группы. Во-первых, это студенты и выпускники вузов, желающие организовать собственный бизнес, но не располагающие большими финансовыми накоплениями и опытом. Во-вторых, люди, потерявшие работу и решившие с помощью франчайзинга «трудоустроить» себя сами. На запуск своего дела они пускают собственные небольшие накопления — ино-

Экономфраншиза нередко предполагает максимально гибкие для франчайзи условия ведения бизнеса — дома или по свободному графику (с сохранением основной работы). Многие франчайзеры предоставляют своим партнерам весьма большую автономию и не навязывают им жестких сетевых стандартов.

Так, франчайзи сети мини-пекарен «Панетти» имеют право по договору самостоятельно расширять ассортимент своих предприятий, предлагать покупателям не только разнообразную выпечку, но и сэндвичи, напитки и другую сопутствующую продукцию, тем самым увеличивая средний чек и свой доход.

Впрочем, не стоит забывать о рисках, которые связаны с покупкой экономфраншизы. Часть из них — внутренние, обусловленные подходом франчайзи к своему бизнесу, часть — внешние, лежащие в плоскости взаимоотношений с франчайзером.

Так, предприниматель может попасть в плен иллюзии, что в силу простоты и понятности бизнес-модели его франчайзинго-вого предприятия с его стороны не требуется постоянного контроля и приложения значительных усилий. Особенно часто это случается с теми, кто не особенно вовлечен в свой бизнес эмоционально.

В итоге некоторые пытаются совмещать бизнес с другой работой, что не всегда способствует развитию и ста-

££ При невысоком пороге входа в бизнес залогом успеха покупателя экономфраншизы часто становится его увлеченность. Не случайно многие франчайзеры наделяют свое предложение эмоциональной окраской ■■

гда в сочетании с государственной субсидией, полученной на открытие малого предприятия. В-третьих, бывшие наемные работники, которым надоело работать на босса. Для всех групп франчайзинг — возможность попробовать себя в предпринимательстве, воспользовавшись готовой, проверенной бизнес-моделью, что само по себе минимизирует риски.

новлению предприятия по франшизе. Вредят также завышенные ожидания по поводу доходности: они в конце концов могут привести к разочарованию и разрыву договора по инициативе франчайзи.

Франчайзер, предлагающий франшизу экономформата, часто заинтересован в привлечении как можно большего числа инвесторов, поэтому у него всегда есть соблазн

бизнес-журнал июль #7 2012

11

Об авторе

Алеся Следина

специалист по франчайзингу консалтинговой компании «ФРАНКОН»

занизить суммы, которые требуются франчайзи для запуска и нормального развития бизнеса, чтобы предложение смотрелось более привлекательно.

Кроме того, бывает так, что декларируемая франчайзером на словах система поддержки и обучения франчайзи на деле отсутствует. Существует также риск нарваться на «псевдофраншизу», которую предлагает недобросовестный франчайзи.

Это «голая» бизнес-идея, не имеющая воплощения и не прошедшая апробации на собственных предприятиях франчайзера, хотя внешне все мо-

жет выглядеть очень привлекательно — красивый брендбук, стильный дизайн-проект оформления торговой точки и т. д.

Предприниматель, берущийся за реализацию такой франшизы, будет на своем опыте проживать все ошибки становления бизнеса, рисковать своими деньгами и воплощать в жизнь чью-то фантазию, которая далеко не обязательно приведет к успеху и прибыли.

Существует также опасность купить франшизу у мошенников, которые сознательно привлекают внимание потенциальных покупателей низкой стоимостью своего

предложения, чтобы заработать на паушальном взносе и раствориться в небытии.

«Техника безопасности» для потенциального покупателя франшизы вполне понятна: перед покупкой нужно обязательно познакомиться и пообщаться с действующими операторами франшизы, посмотреть концепцию в деле — на примере работы уже открытых точек. И тогда при разумном подходе даже недорогая франшиза поможет организовать вполне успешный, доходный и устойчивый маленький собственный бизнес. ■

Примеры экономфраншиз, которые присутствуют на российском рынке

Франшиза Специализация Минимальные инвестиции, тыс. руб. Паушальный взнос, тыс. руб. Роялти, тыс. руб. Заявленный срок окупаемости, мес.

Розничная торговля

«Йамайка» футболки и аксессуары 100 нет нет 1-3

«Провокация» футболки и аксессуары 150 нет нет 1-3

JerryJoy детская одежда 500 нет нет 6-12

Newform одежда и белье для беременных 539 нет нет 6-24

«Экспетро!» подарки и товары-антистресс 350 нет нет от 6

«Календарь подарков» сувениры и предметы интерьера 500 20 нет 16-18

Gift Idea оригинальные подарки и сувениры 579 70 нет от 6

«Вундеркинд» развивающие игрушки 120 30 нет от 3

«БЕГЕМОТИК» магазин игрушек 500 15 10 (со второго года сотрудничества) от 6

«Хорошие новости» периодика, книги 400 30 3-4% от выручки в месяц 12-18

Blanche et Brillante косметическое отбеливание зубов 580 нет нет от 6

«Фотогравируй!» нанесение гравировки и продажа подарочной продукции 625 150 5 12

Производство

Argutus производство бескаркасной мебели — пошив кресел-мешков 15 Закупка материала на 100 кресел нет 3-4

Mr. Stekolli изготовление витражей 29 нет нет 1-2

«МастерБордюр» фактурные бетонные бордюры 708 нет 2-12 3-6

Общепит

«Панетти» мини-пекарни 600 нет нет 5-12

«33 пингвина» розничная продажа мороженого 800 (на открытие 3 торговых точек) 350 нет от 4

Услуги

Chocolate Dream аренда шоколадных фонтанов 300 нет 3 (со второго месяца работы) 2-6

MTM shirt пошив и продажа рубашек 550 нет нет до 12

«АРТ Личность» центры профориентации школьников 600 400 10 (со второго полугодия) 6-9

Источник: ФРАНКОН

БИЗНЕС-ЖУРНАЛ ИЮЛЬ #7 2012

12

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/s-nizkogo-starta

За последний год число франшиз в России увеличилось примерно на 10%

Бренды под давлением

Структура рынка франшиз под влиянием кризиса изменилась. По данным консалтинговой компании «Франкон», примерно 43% франчайзеров заняты в сфере розничной торговли, 35% — в сфере услуг, 15% — в общественном питании и еще 7% приходится на франшизы в сфере производства и СМИ.

Читайте также:  Франшиза лабораторного офиса гемотест - цена в 2018 году, отзывы - все о франшизах

В 2013 году ситуация была немного иная: розница занимала 47% рынка, услуги — 30%, и только доля общепита была приблизительно такой же — 14-15%.

Похоже, тренд последних нескольких лет — рост количества франчайзинговых предложений в сфере услуг — будет только укрепляться в непростые времена.

Аналитики «Франкона» заметили, что свои позиции сильно сдала одежная розница: ряд иностранных брендов с конца 2014 года сворачивает бизнес в России. Отечественные же одежные сети пока не готовы занять так много освободившегося места. Впрочем, кому-то всегда удается плыть против негативного тренда.

Первый магазин одежды Bizzarro открылся по франчайзингу в 2005 году. Сейчас у компании 45 партнеров-франчайзи, всего под брендом Bizzarro работает 60 магазинов, из них пять собственных. «Кризис — хорошее время для расширения сети,— считает исполнительный директор компании Bizzarro Владимир Симонов.

— В среднем мы открываем по десять магазинов в год, но в кризис в 2009-2010 годах мы открывали по 15-20 магазинов. Это было связано с тем, что исчезла проблема дефицита торговых площадей, которая сильно тормозила развитие сети.

И сейчас, когда ситуация во многом схожа, мы также ожидаем роста числа желающих стать нашими франчайзи. Во многом нам помогает то, что мы являемся производителями и помимо производства в Италии имеем крупное производство в России.

Многие снижают объемы импортных закупок в нестабильной ситуации с курсом валют, и мы выглядим для потенциальных франчайзи более предпочтительно».

Самая сложная ситуация наблюдалась у дорогих франшиз в сфере общественного питания, инвестиции в открытие которых составляют более 10 млн руб.

По итогам года некоторые франчайзеры из этого сегмента фактически остановили программы.

«Возникла необходимость переоценки своих франшиз, в том числе прогнозов окупаемости»,— поясняет консультант по франчайзингу компании «Франкон» эксперт портала Franshiza.ru Алеся Следина.

Однако в ряде сегментов расширение бизнеса по франчайзинговой схеме стало стратегией, весьма актуальной именно в кризис, когда шансы выжить лучше у сильных брендов.

Развитие за счет партнера

Аналитики «Франкона» отметили рост числа франшиз на стыке общественного питания и розничной торговли, в частности очень похожих друг на друга франшиз «кофе с собой», а также суши или воков «с собой». Даже мэтры общепита стали создавать форматы «на вынос» — «Шоколадница», Coffeeshop Company.

К франчайзингу начали присматриваться и компании, на первый взгляд далекие от этого способа развития бизнеса. «Появились «околоремонтные» франшизы — установка автоворот, навесных потолков, полов с подогревом, пластиковых окон,— отмечает Алеся Следина.

— Вендинг, который считается близким к франчайзингу, сохраняет позиции и является альтернативой недорогим франшизам».

Уверенно растет и традиционно очень небольшой сегмент франчайзинга — производственный. Например, производство резиновых покрытий, хромированных деталей, фотопанелей, переработка вторресурсов.

В 2014 году динамично росло число франчайзинговых предприятий в сфере микрокредитования, недорогих концепций общественного питания (преимущественно фастфуд), а также в сегменте детских центров и развлечений. Огромные темпы развития демонстрировала продуктовая розница.

«Продовольственная розница — одно из немногих действительно востребованных направлений франшиз розничной торговли,— отмечает Алеся Следина.

— В 2014 году в России активно открывались франчайзинговые предприятия, предлагающие относительно недорогие продукты и услуги, которые сохраняют актуальность даже в сложное время».

Впрочем, не все продиктовано кризисом.

В 2014 году активно выходили на рынок франчайзинговые предложения детских центров (на фоне повышения рождаемости и моды на всестороннее развитие детей), квестов и других развлечений (кулинарные студии, научные шоу), а также образовательных проектов (языковые школы, курсы подготовки к ЕГЭ).

На пике сейчас и те, кто оказывает услуги школам,— от электронного буфета до школьной проходной. Не остался в стороне и сегмент услуг бизнесу, в этой области динамично развивались франшизы по аренде персонала, а также пока единственная в России франшиза по проведению инвентаризации.

Пример укрепления бренда с помощью франчайзи — федеральная риэлторская компания «Этажи». «Еще два-три года назад мы считали франчайзинг в риэлторстве незанятой нишей. Мы создали сильный продукт, испробовали его, исправили ошибки и продолжаем совершенствовать его,— говорит генеральный директор ФРК «Этажи» Ильдар Хусаинов.

— Я очень много путешествую, за последний год по обмену опытом был в Юго-Восточной Азии, в Америке, Европе, на Ближнем Востоке. Опираясь на опыт различных стран, мы перенимаем лучшее.

Поэтому талантливым людям, которые чувствуют в себе потенциал, мы готовы дать необходимый инструментарий для работы, качество которого соответствует мировым стандартам. Если кто-то хочет купить нашу франшизу, мы предлагаем приехать к нам в гости — пообщаться, посмотреть своими глазами, что все успешно работает».

Гендиректор «Этажей» отмечает, что в среднем российском регионе объем продажи недвижимости примерно равен областному бюджету. «В 90-е годы к риэлтору сложилось, так скажем, нейтрально-негативное отношение.

В итоге это оказалось существенным плюсом для компаний, которые решили строить этот бизнес «от клиента»,— говорит Ильдар Хусаинов.— У нас есть примеры успешных практик: Новосибирск, Екатеринбург, Саратов, Вологда, Кемерово, Сургут, Омск, где за короткий промежуток времени удавалось войти в тройку лидеров».

Главный плюс франшизы руководители компаний видят в сокращении расходов на развитие бизнеса.

«Мы получаем стабильный сбыт и экономим деньги на продвижение и узнаваемость бренда — каждый новый магазин с нашей вывеской приносит больший эффект, чем вложения в рекламу»,— отмечает исполнительный директор Bizzarro Владимир Симонов.

Сеть кафе азиатской кухни «Воккер» решила заняться франчайзингом именно в разгар кризиса. «Наша компания появилась в 2008 году, в кризис, и только в 2014-м было принято решение о развитии через продажу франшизы,— рассказывает директор по франшизе «Воккера» Сергей Жарков.

— Первые контракты подписали в апреле 2014-го, а сейчас у нас уже работает по франшизе 11 кафе в Москве, Краснодаре, Ростове-на-Дону, Екатеринбурге, Тюмени, Новосибирске.

В апреле ждем открытия еще двух заведений по франшизе в Москве, а к концу года планируем прирасти не менее чем двадцатью новыми заведениями».

Собственники «Воккера» решили сделать франшизу приоритетным направлением развития компании: раньше придерживались формулы 30/70 (собственные и франшизные объекты), сейчас — 10/90. За счет развития франчайзинга в «Воккере» в апреле даже собираются снизить цену — до 275 руб. за коробку лапши для Москвы (сейчас 298 руб.

), в регионах сделают то же самое. «Мы отказались от производства на аутсорсе части ингредиентов и снова делаем их сами, это позволило улучшить вкус наших воков и снизить цену. В ситуации кризиса, когда у гостей доходы точно не выросли, ценовой фактор становится очень чувствительным»,— описывает нюансы стратегии Жарков.

Вход со своими деньгами

По данным «Франкона», российский рынок франчайзинга богат на многообразие форм договоров, которые заключают франчайзеры со своими партнерами.

Несмотря на то что документом, наиболее четко регламентирующим отношения франчайзера и франчайзи, в России является договор коммерческой концессии, далеко не все франчайзеры предпочитают работать по этой схеме.

Среди опрошенных франчайзеров с зарегистрированным товарным знаком половина заключает со своими франчайзи ДКК, остальные работают по схеме лицензионного договора либо используют другие варианты.

«Чтобы стать нашим партнером, не надо платить первоначальный взнос, у нас нет даже роялти,— говорит Владимир Симонов из Bizzarro.

— Мы заключаем договор франчайзинга на три года с возможностью продления, и только на второй год франчайзи начинает платить маркетинговый сбор в размере 5% от закупочной цены товара. На третий и последующие годы работы он уменьшается до 4%.

Эта сумма идет на рекламу и продвижение сети, но если франчайзи потратил какие-то средства на свою рекламу у себя в регионе, то мы их вычитаем из маркетингового платежа.

Кроме того, сейчас мы запустили новый франчайзинговый пакет «Партнерский», где товар предоставляется на условиях комиссии, еженедельно производится поставка нового товара и осуществляется стопроцентный возврат нереализованного товара. Фактически сейчас нашим партнерам нужно вложить деньги только в аренду и ремонт помещения и первоначальную закупку товара».

«Сначала партнер оплачивает паушальный (территориальный) платеж за каждую точку — 950 тыс. руб.,— описывает свою схему Сергей Жарков из «Воккера».

— Далее ежемесячно франчайзи платит роялти — 5% от товарооборота партнера, и еще 1% от него же составляет маркетинговый платеж. Партнерство мы развиваем как на единичные объекты, так и по схеме мастер-франшизы на целые регионы».

По словам Жаркова, минимальные инвестиции в одну точку составляют не менее 3 млн руб., а окупаемость франшизы — в среднем 12-18 месяцев.

«Мы консультируем партнера на всех этапах подготовки к открытию, согласовываем расстановку оборудования и утверждаем дизайн-проект»,— рассказывает Сергей Жарков. На базе тренинг-центра бесплатно обучается первый менеджерский состав ресторана, предоставляются консультации по персоналу уже после открытия.

Правда, во время кризиса франшиза стала доступна только сильным компаниям — получить кредит на нее стало значительно сложнее.

«В кризис число желающих стать нашими франчайзи практически не изменилось, изменилось качество запросов,— отмечает Сергей Жарков.

— Если в прошлом году было много интересующихся и желающих приобрести франшизу с надеждой на банковское кредитование, то сейчас приходят те, у кого уже есть средства, и они готовы их выгодно вложить».

Действительно, по данным «Франкона», если в 2013 году банки активно анонсировали специальные кредитные продукты для желающих начать бизнес по франчайзингу, то в 2014-м ведущие игроки этого небольшого сегмента заметно снизили свою активность.

Источник: https://adindex.ru/news/marketing/2015/04/6/122466.phtml

Ссылка на основную публикацию