Франшизофрения — все о франшизах

Франшизофрения, или что мешает франчайзингу в России?

Во всем мире франчайзинг считается чуть ли не самым надежным способом запуска бизнеса. Чем может похвастаться российский франчайзинг? Ответ – ничем. Он просто есть —  но не более того.

Во всем мире франчайзинг считается чуть ли не самым надежным способом запуска бизнеса.

Лозунг? Не факт. В США франчайзинговые сети умудряются выдавать «на гора» до 40% всех розничных продаж на внутреннем рынке, а это около триллиона долларов. Чем может в этом смысле похвастаться российский франчайзинг? Да ничем.

Согласно официальным данным Российской ассоциации франчайзинга (РАФ), сегодня в России зарегистрировано лишь чуть более трехсот франшиз.

«Это те компании, которые заявили о намерении развиваться на основе франчайзинга», — уточняет главный менеджер РАФ Валерий Перков. Но от этого, как все мы хорошо понимаем, не легче.

А самое грустное, что из этих самых трех сотен более или менее продаваемыми, то есть пользующимися спросом у потенциальных франчайзи, являются на самом деле десятки.

Строго говоря, в деловом сообществе пока не видят в столь скромных достижениях большой проблемы. «Для развития франчайзинга должно пройти время. Время и еще раз время! — успокаивает президент международной франчайзинговой компании «Хирш» Феликс Альберт.

— И в США, и в Европе франчайзинг на первых порах также рос далеко не теми темпами, которых мы ожидаем от него в России».

При этом Альберт полагает, что российский франчайзинг будет развиваться скорее по американскому, чем по европейскому пути: «В Европе очень сильны идеи социализма, а Россия сегодня более капиталистическая, такая, как Америка».

В США действуют около двух с половиной тысяч франшиз, но если сделать поправку на время, все встанет на свои места. Действительно, история российского капитализма пока слишком коротка, чтобы делать прямые сопоставления. «Зато у нас хорошие перспективы развития франчайзинга, — отмечает Валерий Перков. — Возможно, даже более обширные, чем у американцев».

О «потенциале» охотно говорят почти все эксперты.

О значительном нереализованном потенциале франчайзинга говорит и учредитель, совладелец компании «Мастерфайбр» Валерий Митякин: «В России никто уже даже не спорит о том, какая форма ведения малого бизнеса оптимальна для нашей страны. В деловых кругах полностью принята идея, согласно которой франчайзинг — замечательный инструмент для начала и ведения успешного бизнеса. И уже само по себе это понимание — большое достижение, которое следует записать в актив».

Да и статистика на стороне оптимистов: по данным РАФ, из ста независимых стартапов в течение трех-пяти лет выживают лишь 10%, тогда как из сотни предприятий, открытых по франчайзингу, за тот же срок закрывается лишь 20%.

Камни на дне

Итак, все очень хорошо. Но почему тогда все… так плохо? Ведь и в количественном, и в качественном отношении российский рынок франчайзинга язык не поворачивается назвать «динамично растущим»! Он просто есть, но не более.

Предложенный Перковым логический ряд легко продолжить. Но не трудно и поспорить с экспертом. Сложившийся средний класс — не столько основа, сколько следствие развития бизнеса, рынка и малого предпринимательства.

Более того, толпы голодных и амбициозных граждан как раз и составляют социальную базу, на которой зиждется предпринимательство. Если бы россияне не стремились к созданию собственного бизнеса, все было бы логично.

Однако же стремятся!

Ну, а образование… Так ведь с тем же успехом и просто «бизнесу» у нас учат плохо. В том числе преподаватели, самостоятельно не сделавшие в своей жизни ничего.

Они не открывали фирмы, не стояли с ночи в очередях у налоговой, не бегали по знакомым и банкам в поисках денег, не разыскивали на просторах Родины потерянную фуру с товаром и не вели переговоров с милиционерами в первый день работы торговой точки! И все же малый бизнес как таковой — растет. А франчайзинг буксует.

Любопытно: Валерий Перков говорит о вялом интересе со стороны потенциальных предпринимателей, тогда как Митякин — о скудном предложении на рынке франшиз. И похоже, что правы оба. Каждый по-своему.

Похоже, как раз перехода качества в количество (именно так, ведь успех действующих франшиз определяет отношение к франчайзингу в целом) сегодня и не хватает.

А рынок (прежде всего розничный) и правда огромен, о чем говорит Валерий Покорняк: «Когда люди понимают, что со своими небольшими магазинчиками и отделами уже не могут выделиться на фоне однотипного предложения, они начинают переходить на качественно новую систему — франчайзинг.

Но если не принимать во внимание стихийные рынки и убогие магазинчики, нам еще очень далеко до того уровня, которого розница достигла даже в Восточной Европе, не говоря уже о ведущих развитых странах. По статистике, в Чехии на 100 тысяч жителей приходится один гипермаркет. В Италии — один на 10 тысяч.

Значит, в Москве должно быть около 120 гипермаркетов. А их у нас сегодня наберется чуть более десятка. Емкость рынка огромна, и есть куда двигаться. Просто нужно начать наконец-то работать».

Аморальный аспект

Еще одна причина вялого развития франчайзинга в России, на взгляд Валерия Митякина, — этика российского бизнеса: «Франчайзинг не терпит обмана. Он предполагает честность в отношениях между сторонами, прозрачность бизнеса, полное выполнение обязательств. Франчайзинг — это сотрудничество, а не конфликты и конкуренция».

Пока же франчайзерам очень непросто найти в полном смысле партнеров, от которых не нужно было бы ежеминутно ожидать обмана или воровства ноу-хау. «Если предприниматель уклоняется от уплаты налогов, то почему он не будет уклоняться от уплаты роялти? —– рассуждает Митякин.

— Франчайзинг — это же, по сути, «софт», своего рода «программное обеспечение» для бизнеса, которое франчайзер передает в пользование франчайзи как свою интеллектуальную собственность. А многие ли у нас пользуются лицензионным программным обеспечением? Впрочем, в своем окружении я замечаю некоторые изменения.

Становится модно вести полностью «белый» бизнес, пользоваться лицензионными программами… Уважение к интеллектуальной собственности растет. А значит, и у франчайзинга, который является синонимом честного и прозрачного бизнеса, в нашей стране есть будущее».

И все же пока это скорее приятные исключения. «Франчайзи могут брать на реализацию не только товар франчайзера, но еще и товары других поставщиков. С той же легкостью они могут не выполнять предложенную технологию продаж, — говорит Валерий Покорняк.

— Расстояния в нашей стране огромные, а значит, отследить выполнение единых стандартов практически невозможно. А ведь франчайзинг, особенно в первое время после запуска нового партнерского бизнеса, предполагает жесткое выполнение единых стандартов и требований.

У нас же предприниматели часто пытаются «совершенствовать» инструкции и, как следствие, терпят фиаско».

И деньги до кучи

Тормозит российский франчайзинг и финансовый климат в стране. Валерий Покорняк знает, что для франчайзинга «длинные деньги» — критический фактор.

Однако какой же российский банк возьмется выдавать долгосрочные, да еще и льготные кредитные линии начинающим предпринимателям? «Такие предложения начали появляться на рынке совсем недавно, — продолжает Покорняк.

— Процесс идет очень медленно, и до сих пор многие банки вкладывают деньги скорее в недвижимость, которая постоянно растет в цене. Благодаря этому банкиры получают выгоду куда большую, чем в случае кредитования малого и среднего бизнеса».

Другая особенность российской банковской системы, по мнению Юрцвайга, — отсутствие сильных банковских брэндов с развитой розничной сетью, способных работать с малым и средним бизнесом. «Для того чтобы франшиза работала, предпринимателю нужно предоставлять в первую очередь финансовые гарантии. Деньги, на которые можно развиваться.

Тем временем партнеров с деньгами франчайзерам найти очень непросто, а банки не готовы к участию. В таких проектах не отлажены ни организационная часть, ни логистика. Думаю, в этом смысле весьма полезной могла бы оказаться государственная поддержка тех банков, которые занимаются кредитованием малого и среднего бизнеса.

Но пока такая поддержка по большей части декларируется и не реализуется на практике.

Согласен с таким подходом и Валерий Покорняк. На его взгляд, ЦБ РФ мог бы ввести ряд льгот для банков, активно работающих как раз с малым бизнесом.

Законное дело

Главным правовым документом, регулирующим процесс франчайзинга, является глава 54-ю Гражданского кодекса РФ о коммерческой концессии. Да, термин «франчайзинг» употребляется в стране давно, однако никакого юридического смысла не имеет.

Не более гуманны и многие обязательные процедуры. В частности — непременная, но длительная процедура регистрации в Роспатенте, буквально связывающая франчайзера и франчайзи в самом начале сотрудничества. Порой на это уходит от нескольких месяцев до года. И пока договор в Роспатенте не зарегистрирован, юридически он является ничтожным.

Впрочем, Митякин не только критикует несовершенство законодательства, но и предлагает действовать: «Что мы можем сделать? Прежде всего, потребовать от Думы изменить или отменить эту статью Кодекса. А для этого нужно оказывать давление на законодателей через СМИ. А возможно, бизнесменам стоит подумать о проведении демонстрации у входа в Думу с плакатами «Долой 54-ю главу ГК РФ…»

Впрочем, пока сторонники франчайзинга идут по самому мягкому пути. Так, при РАФ была сформирована рабочая группа из юристов и франчайзеров, разработавших на основе анализа мнений участников рынка проект поправок в законодательство. После обсуждения проект будет передан в Госдуму для внесения изменений в злосчастную 54-ю главу.

Справедливости ради заметим: далеко не все участники франчайзингового сообщества считают, что рынку нужны кардинальные изменения. Так, владелец нескольких франчайзинговых магазинов «Терволина» Андрей Стрельников уверен, что для развития франчайзинга уже сформированы вполне комфортные условия, так что пора готовиться к бурному росту.

Источник: http://bishelp.ru/business/finansy/franshizofreniya-ili-chto-meshaet-franchayzingu-v-rossii

Страховая франшизофрения

Эксперты проанализировали рынок автокаско

Читайте также:  Алеся следина - все о франшизах

В 2018 году объем премий страховщиков по автокаско продолжит падать, несмотря на рост авторынка, заявили в «Эксперт РА». Страховой рынок не растет вместе с автомобильным из-за падения доходов населения и распространения франшиз

Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Продолжающееся три года падение российского рынка страховок автокаско продолжится и в 2018 году, несмотря на восстановление продаж автомобилей, прогнозируют аналитики «Эксперт РА». Объем премий по этому виду страхования составит примерно 155 млрд руб., то есть на 3–5% ниже уровня 2017 года, говорится в обзоре «Страхование автокаско: сокращение ради прибыли» (есть в распоряжении РБК).

Продолжение роста продаж новых автомобилей и оживление на рынке потребительского кредитования окажут поддержку рынку, но не смогут переломить тенденцию, полагает агентство. Основными причинами снижения рынка в текущем году станут отсутствие роста реальных доходов населения и уменьшение средней стоимости полиса за счет широкого использования франшиз, считают аналитики «Эксперт РА».

Согласно данным ЦБ, по итогам 2017 года объем рынка автострахования показал худший результат с 2010 года и составил 162 млрд руб.

Сокращение взносов автокаско началось после кризиса 2014 года, приведшего к снижению доходов населения, росту инфляции и, как следствие, к падению продаж новых автомобилей, от которых рынок автострахования зависим. В 2015 году объем рынка автострахования сократился сразу на 14,3%, в 2016 году сегмент просел еще на 8,8%, отмечают в «Эксперт РА».

«В результате по итогам девяти месяцев 2017 года страхование автокаско выбыло из тройки лидеров рынка по объему премий (118 млрд руб.)», — говорится в отчете агентства. Каско уступило по объемам премий добровольному медицинскому страхованию (121 млрд руб.), на первом и втором местах находятся страхование жизни (231 млрд руб.) и ОСАГО (165 млрд руб.).

Несмотря на рост автомобильного рынка в 2017 году и снижение ставок по кредитам, ожидаемого роста автокаско не произошло — на фоне падения доходов страхователи экономят деньги и выбирают страхование с неполным покрытием убытков или франшизой, из-за чего снижается размер вносимой премии, говорит аналитик АКРА Алексей Бредихин.

«С одной стороны, из-за мелкого ущерба страхователю не имеет смысла собирать справки для страховой и ему рационально заплатить самому, с другой стороны, это снижает и среднюю сумму выплат для страховщиков, так как они избавлены от большого количества мелких убытков, что позволяет экономить расходы», — отмечает эксперт.

Из-за популярности франшиз рынок автокаско не восстановился и продолжил падение, уточняет Бредихин.

2017 год стал переломным для российского авторынка. После четырех лет падения, когда рынок сократился более чем в два раза, в марте он вышел в плюс, а уже в мае показал двузначные темпы роста — на 14,7% впервые с начала кризиса.

По итогам 2017 года было продано 1,59 млн легковых и легких коммерческих автомобилей, что на 11,9% больше, чем в 2016 году. На фоне снижения ставок по кредитам в 2017 году в сегменте автокредитования количество новых кредитов выросло на 25%, объемы выдач увеличились на 36%, до 333,35 млрд руб.

Средний размер нового автокредита вырос на 9%, с 701 тыс. до 764 тыс. руб.

Именно популярность франшизы способствует снижению стоимости полисов и оказывает негативное влияние на динамику собираемых премий, говорят в «Эксперт РА». По оценкам агентства, на данный момент более половины всех полисов по страхованию автокаско продается с франшизой. Негативную динамику по размеру премий из-за франшиз подтверждают и страховщики.

Примерно половина полисов каско оформляется с франшизой именно по той причине, что она позволяет значительно снизить цену страхования — до 80%, говорит заместитель генерального директора по имущественным видам страхования ЭРГО Мария Барсова.

У компании доля полисов с франшизой составляет 75%, а средняя премия по полисам в 2017 году сократилась по сравнению с 2016-м на 7%, составив 66,3 тыс. руб.

Средняя премия по полисам каско физических лиц у «РЕСО-Гарантии» по итогам 2017 года составила 55 тыс. руб., что на 10% ниже, чем в 2016 году, говорит управляющий продуктом управления розничного страхования «РЕСО-Гарантии» Екатерина Захарова. Полисы с франшизой составляют 60% портфеля компании по каско, их доля не изменилась по сравнению с предыдущим годом, добавляет она.

Такая же доля франшизы — 60% — в портфелях каско и у «Ингосстраха», общий объем премий по каско сократился в 2017 году по сравнению с 2016 годом на 8,9%, составив 26,3 млрд руб., говорит глава дирекции розничного бизнеса «Ингосстраха» Виталий Княгиничев. На этом фоне у компании также снижаются выплаты — по итогам 2017 года средняя выплата по каско сократилась на 20% (до 60 тыс. руб.

), отмечает страховщик.

По словам Княгиничева, стремительного роста страхования каско в его нынешнем виде рынок уже, скорее всего, не увидит.

Кроме того, Центробанк постепенно подталкивает рынок к слиянию каско и ОСАГО — клиенты приходят к осознанию того, что полис ОСАГО и полис каско с урезанным покрытием в совокупности закрывают почти все риски, уточняет эксперт. «Именно поэтому у клиентов стали пользоваться спросом именно такие полисы каско», — заключает он.

Несмотря на то что в «Эксперт РА» по итогам 2018 года не видят возможности восстановления роста премий, опрошенные РБК участники рынка уверены, что рынок может начать медленный рост уже в этом году.

Динамика страхования автокаско подвержена влиянию большого количества факторов, в том числе макроэкономических, поэтому агентство ожидает восстановления страхования автокаско в части объемов премий не ранее 2019 года, говорят в «Эксперт РА».

Снижение средней премии из-за франшиз может продолжиться, однако за счет роста продаж автомобилей будет расти количество полисов — в связи с этим снижение объема совокупных взносов в 2018 году завершится и рынок покажет результат выше, чем по итогам 2017 года, говорит Алексей Бредихин из АКРА.

В Fitch согласны с тем, что уже в 2018 году у рынка автокаско есть потенциал роста.

В четвертом квартале 2017 года падение премий по каско существенно замедлилось и составило всего минус 1%, говорит директор страховой аналитической группы агентства Анастасия Литвинова.

«Сектор может продемонстрировать небольшой рост в 2018 году на фоне некоторого оживления продаж новых машин», — считает она.

Страховщики надеются, что рынок страхования откликнется на рост рынка автомобилей, пусть и с некоторым опозданием.

В условиях снижения продаж страховые компании начали еще более активно искать возможности снижения тарифов, используя для их расчетов, помимо собственных баз данных, также и другие источники информации о клиентах и объектах, принимаемых на страхование, говорит Екатерина Захарова.

«Таким образом, количество заключаемых договоров автострахования будет расти, но темпы роста премий по каско будут при этом немного отставать», — добавляет эксперт.

Страховые компании нашли баланс между стоимостью страховки и уровнем убыточности по каско — это привело к небольшому снижению страхового тарифа, при этом количество полисов каско незначительно, но возросло, говорит заместитель генерального директора по имущественным видам страхования САО «ЭРГО» Мария Барсова. По мнению эксперта, по итогу 2018 года можно ждать более положительной динамики и роста количества продаж страховых полисов каско.

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2018/03/19/5aabb2ad9a794763fb94461c

Франшизофрения, или что мешает франчайзингу в России?

Бизнес-журнал

Во всем мире франчайзинг считается чуть ли не самым надежным способом запуска бизнеса. Чем может похвастаться российский франчайзинг? Ответ – ничем. Он просто есть — но не более того.

Во всем мире франчайзинг считается чуть ли не самым надежным способом запуска бизнеса. Лозунг? Не факт. В США франчайзинговые сети умудряются выдавать «на гора» до 40% всех розничных продаж на внутреннем рынке, а это около триллиона долларов. Чем может в этом смысле похвастаться российский франчайзинг? Да ничем.

Согласно официальным данным Российской ассоциации франчайзинга (РАФ), сегодня в России зарегистрировано лишь чуть более трехсот франшиз.

«Это те компании, которые заявили о намерении развиваться на основе франчайзинга», — уточняет главный менеджер РАФ Валерий Перков. Но от этого, как все мы хорошо понимаем, не легче.

А самое грустное, что из этих самых трех сотен более или менее продаваемыми, то есть пользующимися спросом у потенциальных франчайзи, являются на самом деле десятки.

Строго говоря, в деловом сообществе пока не видят в столь скромных достижениях большой проблемы. «Для развития франчайзинга должно пройти время. Время и еще раз время! — успокаивает президент международной франчайзинговой компании «Хирш» Феликс Альберт.

— И в США, и в Европе франчайзинг на первых порах также рос далеко не теми темпами, которых мы ожидаем от него в России».

При этом Альберт полагает, что российский франчайзинг будет развиваться скорее по американскому, чем по европейскому пути: «В Европе очень сильны идеи социализма, а Россия сегодня более капиталистическая, такая, как Америка».

В США действуют около двух с половиной тысяч франшиз, но если сделать поправку на время, все встанет на свои места. Действительно, история российского капитализма пока слишком коротка, чтобы делать прямые сопоставления. «Зато у нас хорошие перспективы развития франчайзинга, — отмечает Валерий Перков. — Возможно, даже более обширные, чем у американцев».

О «потенциале» охотно говорят почти все эксперты. «Нужно понимать главное, — говорит гендиректор компании «Алтан» Валерий Покорняк, — сегодня, когда в стране есть деньги, необходимо семимильными шагами развивать малый бизнес. И франчайзинг в частности.

Понятно, что на нефти и газе долго не прожить, поэтому так или иначе малый бизнес должен «выстрелить» . Да и сегодняшние олигархи — это как раз малый бизнес 90-х.

Даже сети операторов мобильной связи начинали развиваться как малые бизнесы, а сейчас это предприятия с огромной капитализацией».

О значительном нереализованном потенциале франчайзинга говорит и учредитель, совладелец компании «Мастерфайбр» Валерий Митякин: «В России никто уже даже не спорит о том, какая форма ведения малого бизнеса оптимальна для нашей страны. В деловых кругах полностью принята идея, согласно которой франчайзинг — замечательный инструмент для начала и ведения успешного бизнеса. И уже само по себе это понимание — большое достижение, которое следует записать в актив».

Да и статистика на стороне оптимистов: по данным РАФ, из ста независимых стартапов в течение трех-пяти лет выживают лишь 10%, тогда как из сотни предприятий, открытых по франчайзингу, за тот же срок закрывается лишь 20%.

Читайте также:  Национальная почтовая служба идет на восток - все о франшизах

Камни на дне

Итак, все очень хорошо. Но почему тогда все… так плохо? Ведь и в количественном, и в качественном отношении российский рынок франчайзинга язык не поворачивается назвать «динамично растущим»! Он просто есть, но не более.

— Согласен, существуют факторы, сдерживающие развитие франчайзинга в России , — признает Валерий Перков (РАФ).

— Прежде всего, это не сложившийся еще до конца в стране средний класс и отсутствие у многих россиян предпринимательской жилки, желания иметь собственное дело.

О чем можно говорить, если во многих учебных заведениях даже экономического профиля уделяется минимум внимания франчайзингу как форме развития бизнеса! В итоге многие плохо представляют себе, что такое франчайзинг на самом деле.

Были случаи, когда студентам предлагалось написать дипломную работу на тему «Применение франчайзинга для открытия филиала компании в другом городе». То есть — полная абракадабра! После такого начинаешь понимать, что даже на уровне преподавателей нет понимания сути франчайзинга.

Предложенный Перковым логический ряд легко продолжить. Но не трудно и поспорить с экспертом. Сложившийся средний класс — не столько основа, сколько следствие развития бизнеса, рынка и малого предпринимательства.

Более того, толпы голодных и амбициозных граждан как раз и составляют социальную базу, на которой зиждется предпринимательство. Если бы россияне не стремились к созданию собственного бизнеса, все было бы логично.

Однако же стремятся!

Ну, а образование… Так ведь с тем же успехом и просто «бизнесу» у нас учат плохо. В том числе преподаватели, самостоятельно не сделавшие в своей жизни ничего.

Они не открывали фирмы, не стояли с ночи в очередях у налоговой, не бегали по знакомым и банкам в поисках денег, не разыскивали на просторах Родины потерянную фуру с товаром и не вели переговоров с милиционерами в первый день работы торговой точки! И все же малый бизнес как таковой — растет. А франчайзинг буксует.

— Практически все существующие в стране хорошие франчайзинговые системы быстро растут, — делает ударение на слове «хорошие» Валерий Митякин. — Вопрос только в том, что таких систем совсем немного. Если в США, как и в Китае, почти три тысячи франчайзеров, то в России их всего около трех сотен. Это мало, очень мало для нашей страны.

Все больше людей в России хотят начать свое дело, чтобы быть независимыми, производить качественные товары и услуги и хорошо зарабатывать. Многие из них готовы вложить деньги в перспективный, интересный бизнес. На каждой ежегодной выставке «Купи Брэнд» вы увидите огромное количество людей, которые ищут новые возможности в бизнесе.

Но многие уходят, так и не найдя то, что искали: «Увы, выбор невелик».

Любопытно : Валерий Перков говорит о вялом интересе со стороны потенциальных предпринимателей, тогда как Митякин — о скудном предложении на рынке франшиз. И похоже, что правы оба. Каждый по-своему.

Феликс Альберт обнаруживает прямую связь между развитием франчайзинга в России и успехом действующих франчайзинговых моделей .

«Чем они будут успешнее, тем более информированным станет предпринимательское сообщество. А значит, тем лучше будет результат. Ведь франчайзинг — это обычный бизнес. Если это выгодное дело, многие в него включатся.

Это рынок, который должен сам себя регулировать. И вмешательства государства здесь не требуется».

Похоже, как раз перехода качества в количество (именно так, ведь успех действующих франшиз определяет отношение к франчайзингу в целом) сегодня и не хватает.

А рынок (прежде всего розничный) и правда огромен, о чем говорит Валерий Покорняк: «Когда люди понимают, что со своими небольшими магазинчиками и отделами уже не могут выделиться на фоне однотипного предложения, они начинают переходить на качественно новую систему — франчайзинг.

Но если не принимать во внимание стихийные рынки и убогие магазинчики, нам еще очень далеко до того уровня, которого розница достигла даже в Восточной Европе, не говоря уже о ведущих развитых странах. По статистике, в Чехии на 100 тысяч жителей приходится один гипермаркет. В Италии — один на 10 тысяч.

Значит, в Москве должно быть около 120 гипермаркетов. А их у нас сегодня наберется чуть более десятка. Емкость рынка огромна, и есть куда двигаться. Просто нужно начать наконец-то работать».

Аморальный аспект

Еще одна причина вялого развития франчайзинга в России, на взгляд Валерия Митякина, — этика российского бизнеса: «Франчайзинг не терпит обмана. Он предполагает честность в отношениях между сторонами, прозрачность бизнеса, полное выполнение обязательств. Франчайзинг — это сотрудничество, а не конфликты и конкуренция ».

Пока же франчайзерам очень непросто найти в полном смысле партнеров, от которых не нужно было бы ежеминутно ожидать обмана или воровства ноу-хау. «Если предприниматель уклоняется от уплаты налогов, то почему он не будет уклоняться от уплаты роялти? —– рассуждает Митякин.

— Франчайзинг — это же, по сути, «софт», своего рода «программное обеспечение» для бизнеса, которое франчайзер передает в пользование франчайзи как свою интеллектуальную собственность. А многие ли у нас пользуются лицензионным программным обеспечением? Впрочем, в своем окружении я замечаю некоторые изменения.

Становится модно вести полностью «белый» бизнес, пользоваться лицензионными программами… Уважение к интеллектуальной собственности растет. А значит, и у франчайзинга, который является синонимом честного и прозрачного бизнеса, в нашей стране есть будущее».

И все же пока это скорее приятные исключения. «Франчайзи могут брать на реализацию не только товар франчайзера, но еще и товары других поставщиков. С той же легкостью они могут не выполнять предложенную технологию продаж, — говорит Валерий Покорняк.

— Расстояния в нашей стране огромные, а значит, отследить выполнение единых стандартов практически невозможно. А ведь франчайзинг, особенно в первое время после запуска нового партнерского бизнеса, предполагает жесткое выполнение единых стандартов и требований.

У нас же предприниматели часто пытаются «совершенствовать» инструкции и, как следствие, терпят фиаско».

И деньги до кучи

Тормозит российский франчайзинг и финансовый климат в стране . Валерий Покорняк знает, что для франчайзинга «длинные деньги» — критический фактор.

Однако какой же российский банк возьмется выдавать долгосрочные, да еще и льготные кредитные линии начинающим предпринимателям? «Такие предложения начали появляться на рынке совсем недавно, — продолжает Покорняк.

— Процесс идет очень медленно, и до сих пор многие банки вкладывают деньги скорее в недвижимость, которая постоянно растет в цене. Благодаря этому банкиры получают выгоду куда большую, чем в случае кредитования малого и среднего бизнеса».

Директор по маркетингу Русь-банка Дмитрий Юрцвайг согласен: для начала должна измениться вся банковская система . «В США банковский сектор куда более открыт для заемщиков, в том числе благодаря свободной конкуренции, — говорит он. — Наш же банковский рынок сегодня слишком зарегулирован. В итоге весь рынок психологически не очень готов к классической модели франчайзинга».

Другая особенность российской банковской системы, по мнению Юрцвайга, — отсутствие сильных банковских брэндов с развитой розничной сетью, способных работать с малым и средним бизнесом. «Для того чтобы франшиза работала, предпринимателю нужно предоставлять в первую очередь финансовые гарантии. Деньги, на которые можно развиваться.

Тем временем партнеров с деньгами франчайзерам найти очень непросто, а банки не готовы к участию. В таких проектах не отлажены ни организационная часть, ни логистика. Думаю, в этом смысле весьма полезной могла бы оказаться государственная поддержка тех банков, которые занимаются кредитованием малого и среднего бизнеса.

Но пока такая поддержка по большей части декларируется и не реализуется на практике.

— Сегодня малым предприятиям очень нелегко даже получить компенсации из межгосударственных фондов, — признает Дмитрий Юрцвайг. — Нужна система , которая обеспечила бы начинающим предпринимателям доступ к деньгам — к долгосрочным кредитам. Но это должны быть четко выстроенная схема и довольно простая процедура. Тогда можно внедрять поддержку на уровне государства.

Согласен с таким подходом и Валерий Покорняк. На его взгляд, ЦБ РФ мог бы ввести ряд льгот для банков, активно работающих как раз с малым бизнесом.

Законное дело

Главным правовым документом, регулирующим процесс франчайзинга, является глава 54-ю Гражданского кодекса РФ о коммерческой концессии. Да, термин «франчайзинг» употребляется в стране давно, однако никакого юридического смысла не имеет.

— Активное использование термина «франчайзинг» в нашей стране обусловлено особенностями заключения договоров коммерческой концессии с иностранными компаниями, имеющими известный товарный знак и стремящимися выстроить работу на новом рынке по апробированным технологиям, — говорит Валерий Перков.

— Как следствие, возникло несоответствие между международной и российской терминологией в сфере франчайзинга.

Кроме того, в российском законодательстве не определены многие смежные понятия, связанные с франчайзингом, а действующая глава 54-я ГК содержит ряд запретительных дефиниций, тормозящих развитие франчайзинга в России и не характерных для международной практики заключения подобных договоров.

Не более гуманны и многие обязательные процедуры. В частности — непременная, но длительная процедура регистрации в Роспатенте , буквально связывающая франчайзера и франчайзи в самом начале сотрудничества. Порой на это уходит от нескольких месяцев до года. И пока договор в Роспатенте не зарегистрирован, юридически он является ничтожным.

Читайте также:  Как заработать 55 000 рублей за 4 часа? - все о франшизах

— Государство не только не помогает франчайзингу, но чуть ли не вредит ему, создав невыносимые законодательные условия для этой формы предпринимательства, — возмущается Валерий Митякин.

— Абсурдность 54-й главы ГК РФ давно очевидна для всех. Возможно, это самый одиозный и глупый закон, который существует сегодня в нашей законодательной системе.

Почему законодатели игнорируют очевидные интересы малого бизнеса? Для меня это остается загадкой…

Впрочем, Митякин не только критикует несовершенство законодательства, но и предлагает действовать: «Что мы можем сделать? Прежде всего, потребовать от Думы изменить или отменить эту статью Кодекса. А для этого нужно оказывать давление на законодателей через СМИ. А возможно, бизнесменам стоит подумать о проведении демонстрации у входа в Думу с плакатами «Долой 54-ю главу ГК РФ…»

Впрочем, пока сторонники франчайзинга идут по самому мягкому пути. Так, при РАФ была сформирована рабочая группа из юристов и франчайзеров, разработавших на основе анализа мнений участников рынка проект поправок в законодательство. После обсуждения проект будет передан в Госдуму для внесения изменений в злосчастную 54-ю главу.

При этом Валерий Покорняк не видит смысла в чрезмерной регламентации франчайзинга: «Больших законов для франчайзинга принимать и не нужно. Необходима деловая этика, а она складывается не за один день».

Справедливости ради заметим: далеко не все участники франчайзингового сообщества считают, что рынку нужны кардинальные изменения.

Так, владелец нескольких франчайзинговых магазинов «Терволина» Андрей Стрельников уверен, что для развития франчайзинга уже сформированы вполне комфортные условия, так что пора готовиться к бурному росту. «Все зависит только от нас, предпринимателей, — говорит Стрельников.

— От нашей самостоятельности, решимости делать бизнес. Не нужно ничего бояться. На самом деле для франчайзи достаточно правильного выбора брэнда или сильной комбинации торговых марок.

В предпринимательском сообществе пора заканчивать с инфантильностью и стремлением переложить ответственность за свои неудачи на франчайзеров. Как и любой другой бизнес, франчайзинг требует ответственности и самостоятельности в принятии решений. И никаких законодательных мер для этого принимать не нужно».

Источник: https://www.retail.ru/articles/18736/

Франшизофрения

Кризис вынуждает банкиров превращаться в страховщиковФото: Fotolia/Warakorn

На фоне схлопывания рынка кредитования банки стали терять прибыль от своей основной деятельности. Чтобы компенсировать потери, кредитные организации начинают активнее продавать некредитные страховые продукты. Портал Банки.ру изучил, как банкиры превращаются в страховщиков.

По данным комитета автопроизводителей Ассоциации европейского бизнеса, новый год российский авторынок начал с обвального падения. В январе в России было продано 115,4 тыс. машин, что на 24,4% меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

В феврале-2015 к февралю-2014 падение оказалось еще более существенным, на 37,9%. При этом рост рынка автокредитования, отмечает заместитель председателя правления ОАО «СОГАЗ» Дамир Аксянов, в первом месяце наступившего года составил около 8%, вместо 35% годом ранее.

В связи с существенным падением объемов автокредитования увеличилось количество банков, пересмотревших требования к условиям страхования приобретаемых в кредит машин. Теперь, покупая автомобиль в кредит, заемщик может оформить каско с франшизой.

А некоторые банки и вовсе допускают рассрочку страховой премии по каско. Таким образом, банкиры хотят облегчить финансовую нагрузку заемщика и поддержать интерес к автокредитам.

«Ряд крупных банков начали идти навстречу и готовы продавать каско с франшизой по автокредитам. Банки раньше вообще отказывались от разговоров о франшизе по автокредитам.

Сейчас их жизнь заставила», — отмечает председатель правления ОАО «СОГАЗ» Сергей Иванов. Смягчение требований к автострахованию Банки.ру подтвердили в Московском Кредитном Банке, ЮниКредит Банке, Связь-Банке и Газпромбанке.

Допускают возможность оформление каско с франшизой по автокредитам сегодня и в Сетелем Банке.

«Мы допускаем франшизу по каско в размере не более 3% от стоимости автомобиля (или 50 тысяч рублей). Кроме того, по каско возможна рассрочка платежа со второго года страхования», — говорит начальник управления потребительского кредитования Московского Кредитного Банка Александра Занегина.

«Для поддержки наших клиентов и партнеров ЮниКредит Банк предоставил возможность существенного снижения затрат на полис каско за счет оформления безусловной франшизы», — рассказывает начальник управления по работе с партнерами ЮниКредит Банка Александр Мартынов.

В Связь-Банке пересмотр требований к условиям автострахования объясняют сильной конкуренцией на рынке.

«Банк допускает рассрочку страховой премии до шести месяцев в два равных платежа, а также безусловную франшизу в 5% от стоимости автомобиля», — поясняет начальник отдела пассивных и комиссионных продуктов Связь-Банка Анна Оськина.

Руководитель управления андеррайтинга компании «АльфаСтрахование» Илья Григорьев отмечает, что если в прошлом году только 10—15% банков по автокредитам допускали каско с франшизой, то в марте этого года их количество увеличилось до 90%. Эксперт объясняет, что пересмотр банками требований к автострахованию вызван объективной причиной – значительным ростом тарифов на каско.

Для того чтобы страхование осталось доступным для приобретателей машин в кредит, в список продуктов была добавлена франшиза. «Приобретая автомобиль, клиент считает стоимость его владения. Соответственно, с учетом цены самого авто, ставки по кредиту и обязательной в данном случае страховки, стоимость получается настолько значительной, что клиент просто отказывается от покупки.

Для снижения стоимости владения за счет более дешевой страховки с франшизой банки стали ее разрешать», — добавляет Григорьев. По его данным, сегодня лишь малое количество банков, работающих с автокредитами, продолжает работать только с классическими программами страхования автомобилей.

Поэтому в ближайшее время, уверен собеседник, такие банки тоже будут вынуждены изменить условия работы и «подключат» франшизные продукты.

«Те банки, которые не изменят свою политику в этом вопросе, могут лишиться части клиентов, которые предпочтут иметь дело с более гибкими конкурентами», — предупреждает директор департамента автострахования страховой компании ERGO Наталья Белякина.

Кредитные организации с начала года в своих отделениях начали продавать страховые продукты, которые раньше даже не рассматривали, говорит Дамир Аксянов из «СОГАЗа».

В качестве продуктов, массово появившихся в отделениях российских банков, спикер приводит так называемые коробочные страховки. За счет них банкиры надеются компенсировать потери в сфере розничного кредитования. «Банки очень активно пошли в «коробочные» продукты.

Коробочные – это, условно говоря, когда клиенту в отделении банка предлагают застраховать квартиру или дом, продукт облегченный, не требуют каких-то серьезных оформлений. Клиент покупает «коробку» и потом должен ее активировать через сайт страховщика.

Сейчас это самый распространенный продукт в банках. Раньше банки занимались этим продуктом лениво, а сейчас даже тендеры проводят», — рассказывает Аксянов.

По словам вице-президента по работе с партнерами группы «Ренессанс Страхование» Огульджан Худайбереновой, рост количества обращений со стороны банков по «коробочным» продуктам вызван снижением спроса на кредитование. «В связи со снижением спроса на кредитование необходимо пополнить маржинальный доход банка за счет чистого комиссионного дохода», — говорит она.

Повышенный интерес банковского сообщества к страховым продуктам отмечает и начальник управления по работе с банками страховой компании «МАКС» Екатерина Литвинова.

Сейчас, говорит она, работа с банкирами строится не только на залоговом страховании. «Банки проявляют заинтересованность в продуктах по страхованию жизни и здоровья, квартир, домов, страхованию выезжающих за рубеж, «коробках» по ДМС.

При этом наиболее активно развивается канал интернет-продаж», — констатирует Литвинова.

К примеру, «коробочные» страховые продукты с начала марта появились в Альфа-Банке. Однако на этом банк не остановился и возобновил оформление договоров обязательного пенсионного страхования.

В текущей ситуации коммерческий интерес в страховках увидел и банк «Югра», который также стал предлагать «коробочные» продукты.

В кредитной организации заявляют, что до конца года полисы добровольного страхования появятся в каждом офисе «Югры».

«Нам интересна продажа страховых продуктов, поскольку в нынешних реалиях одним из акцентов работы розничного бизнеса является комиссионный доход, — признается Александра Занегина из Московского Кредитного Банка.

— Мы активно мониторим рынок и сотрудничаем с целым пулом страховщиков-партнеров.

Совместно со страховыми компаниями разрабатываем новые предложения и реализуем их методом кросс-продаж при оформлении банковских продуктов».

В Связь-Банке, где клиентам предлагают застраховать недвижимое имущество, отделочные работы в квартире и гражданскую ответственность перед соседями, в этом году планируют расширить продуктовую линейку некредитных страховых продуктов. «Банк на регулярной основе проводит анализ рынка страховых продуктов с целью выбора интересных и прибыльных продуктов», — говорит Анна Оськина.

В Промсвязьбанке Банки.ру заявили, что работают над возобновлением продаж страховых продуктов. «Из ближайших планов по созданию новых страховых продуктов – запуск так называемых коробочных страховых продуктов, с широким наполнением по покрытию рисков личного и имущественного страхования», — рассказал управляющий директор по развитию розничных продуктов Промсвязьбанка Евгений Лапин.

«Комиссионные доходы для банков в условиях макроэкономической нестабильности и снижения прибыли от их основной деятельности становятся дополнительным источником прибыли», — объясняет повышенный интерес банкиров к страховкам ведущий эксперт по страховым рейтингам рейтингового агентства «Эксперт РА» Ольга Басова. По ее мнению, оценив положительный эффект от сотрудничества со страховыми компаниями, банки стали продвигать не только страхование, связанное с кредитованием, но и некредитное страхование.

По данным ЦБ, в 2014 году комиссионное вознаграждение кредитным организациям составило 37% от полученных страховщиками страховых взносов через банковский канал продаж. Банкиры на продаже страховок через свои отделения заработали 61,2 млрд рублей.

Тем не менее Ольга Басова прогнозирует, что, несмотря на интерес банков к продаже страховых продуктов, не связанных с кредитованием, рынок банкострахования при сохранении текущих экономических тенденций в 2015 году может сократиться на 5%, а при их ухудшении — даже до 15%.

Данис ЮМАБАЕВ, Banki.ru

Источник: http://www.banki.ru/news/daytheme/?id=7802021

Ссылка на основную публикацию