Франчайзи выбирают проекты фастфуда. почему? — все о франшизах

Обзор франшиз фастфуда

Франчайзи выбирают проекты фастфуда. Почему? - все о франшизах

26.06.2017 2055

Содержание

Франшиза «Стардог!S» принадлежит компании «Маркон», которая начала работать в 1993 году. Первое заведение по данной франшизе было открыто в 1994 году. Сегодня у компании более двадцати собственных и более восьмисот франчайзинговых точек. Бизнес со «Стардог!S» подразумевает приготовление  хот-догов и сэндвичей.

Для работы по франшизе «Стардог!S» необходимы инвестиции в размере от 350 тысяч до 2.5 млн. рублей. Из этой суммы 30 тысяч рублей платится в виде паушального взноса, а роялти здесь составляет: 1000 рублей ежемесячно для Москвы и Подмосковья, либо 3% от продажи горячих блюд + 1% от товарооборота – остальные регионы. Предполагаемый срок окупаемости составляет обычно от одного до двух лет.

В зависимости от желания и возможностей, можно выбрать любой из форматов работы, и каждый из них будет иметь свою стоимость:

  1. Мини-юнит – вложения от 100 тысяч рублей.
  2. Павильон – от 300 тысяч рублей.
  3. Автобуфет – от 700 тысяч рублей.
  4. Фуд-корт в торговом центре – от 600 тысяч рублей.

Франчайзером оказывается вся необходимая помощь в открытии, а при дальнейшем сотрудничестве представители компании всегда готовы предоставить исчерпывающие консультации. Разрабатывается дизайн-проект точки, предоставляются фирменные рекламные материалы. Даются технологические карты и все необходимые ингредиенты для приготовления блюд.

Subway

Первое заведение Subway открылось в США в 1965 году. По программе франчайзинга компания начала работать с 1974 года. Сегодня под этим брендом работает около 50 тысяч ресторанов, расположенных в 113 странах мира. В России сейчас насчитывается около 650 точек Subway. Основное меню ресторанов Subway составляют сэндвичи, салаты и напитки.

В зависимости от выбранного формата сотрудничества, вступительный взнос тут составляет от 300 до 600 тысяч рублей. Общий объем инвестиций, необходимых для открытия одной точки – от четырех до шести миллионов рублей.

Роялти выплачивается в размере 8% от выручки + НДС. Помимо этого, 3.5% от выручки необходимо платить за проведение различных маркетинговых мероприятий. 1.5.% платится за федеральную рекламу.

2% франчайзи обязан тратить на рекламную компанию в своем городе.

Для организации фуд-корта в ТЦ требуется площадь от 30 квадратных метров. Если планируется открывать Subway в отдельном помещении, то здесь уже понадобится площадь в размере от 100 квадратных метров.

В данном случае имеется специальный учебный центр для франчайзи, менеджеров и управляющих.

Оказывается консультационная поддержка прямо на месте и вне зависимости от расположения точки (ежемесячно ресторан франчайзи посещают представители головного офиса).

Предоставляется современное оборудование для работы, даются дизайнерские стандарты сети, а также в работе используется отлаженная система логистики.

Крошка-картошка

Компания «Крошка-картошка» основана в 1998 году, а по франшизе она начала сотрудничать с 2002 года. Сегодня по договору франчайзинга работает около 150 точек, а своих собственных пунктов у компании около 120.

Чтобы открыть точку «Крошка-картошка», требуются инвестиции в размере от 1.8 до 6.5 миллионов рублей. Из этой суммы 500 тысяч рублей платятся в виде паушального взноса, а роялти здесь составляет пять процентов от оборота.

Предоставляется полный комплект рекламных материалов. Обучение франчайзи происходит в течение 45 дней и проводится оно в Москве. При этом обучение менеджера филиала занимает 30 суток. Для открытия кафе выезжает старт-ап команда из головного офиса.

Франчайзи «Крошки-картошки» получает полную юридическую поддержку и современную ИТ-систему для управления бизнес-процессами. Оказывается помощь в подборе сотрудников заведения. Разрабатывается маркетинговая стратегия. На официальном сайте компании размещается подробная информация о новом филиале, что помогает привлечь целевых клиентов.

Площадь точки «Крошка-картошка» должна составлять от двадцати до ста пятидесяти квадратных метров. Количество персонала одного филиала составляет обычно от трех до шести человек.

KFC

KFC – это легендарная американская сеть фастфуда, основанная в 1952 году. Сегодня по этой франшизе работает более тридцати тысяч заведений по всему миру. В России данная сеть появилась в 1993 году и сейчас в нашей стране около двухсот точек KFC. Основное направление – это блюда из куриного мяса. В меню также есть салаты и напитки.

Чтобы начать сотрудничество по данной франшизе, необходимо уплатить паушальный взнос в размере 47.700 долларов США. При этом общий объем инвестиций начинается от 700.000$.  Роялти платится ежемесячно в размере 11% от оборота. Также каждый месяц необходимо делать отчисления в маркетинговый фонд, которые составляют 4% от оборота.

Обучение партнера в KFC занимает около полутора – двух месяцев. Каждое новое заведение KFC обеспечивается централизованной поддержкой несколькими сотрудниками из головного офиса. Весь товарооборот точки детально изучается и координируется.

Даже с учетом того, что точек KFC сейчас довольно много, все же к франчайзи здесь предъявляются довольно высокие требования.

По крайней мере, в данном случае необходимо иметь опыт работы в сфере общепита, опыт работы на руководящей должности. Также в наличии должны быть дополнительные оборотные средства.

Крайне нежелательно, чтобы в бизнес-биографии потенциального партнера были случаи банкротства.

Hotdogger

Компания Hotdogger основана в 2013 году, а по программе франчайзинга она начала работать с 2014 года. Сегодня насчитывается около двадцати ее точек, которые открыты по франшизе. Как и следует из названия, основное блюдо тут составляют хот-доги.

Общий объем вложений по франшизе Hotdogger составляет от 450 тысяч до 1 миллиона рублей. Из этих денег, как правило, от 159 до 212 тысяч рублей уходит на вступительный взнос (размер его зависит от выбранного формата точки).

Роялти платится в размере двух процентов от оборота. По франшизе Hotdogger можно открыть, например, небольшой «островок» в торговом центре, либо полноценное кафе в отдельном помещении.

Для работы по данной франшизе необходима минимальная площадь от семи квадратных метров.

Франчайзер стажирует сотрудников и проводит обучение персонала на месте будущей работы. Даются необходимые рекламные материалы, а также предоставляется рабочее оборудование. В ходе поддержки партнера могут внедряться дополнительные меры для улучшения качества работы.

Что говорят франчайзи

Как и в большинстве подобных видов бизнеса, торговля фастфудом – это доход, зависящий от проходимости точки. Следовательно, если разместить заведение в районе с высоким трафиком, то и прибыль будет аналогичной. Только стоит учитывать, что при размещении в «хорошем» месте придется платить и высокую арендную плату.

Как правило, многие партнеры компаний по продаже фастфуда жалуются на долгие сроки окупаемости, из-за чего порой приходится закрывать заведение из-за низкой рентабельности. Высокая конкуренция и низкий спрос, зачастую зависящий от времени суток и от сезона, негативно влияют на бизнес по продаже фастфудной продукции.

При покупке франшизы важно обсуждать все вопросы, связанные с оформлением разрешительных документов. Обычно многие опытные франчайзеры уже знакомы с этими нюансами, поэтому всегда оказывают квалифицированную юридическую помощь в подобных вопросах.

Инвестиции

Как правило, строительно-монтажные работы требуют примерно тридцать пять процентов от общих вложений. Покупка фирменного оборудования отнимает еще двадцать пять процентов.

Далее обычно происходит оформление мебелью и декором, на что уходит порядка пятнадцати процентов от общих инвестиций.

Оставшиеся деньги уже тратятся на обучение персонала, разрешительные документы и остальные детали, необходимые для успешного запуска бизнеса.

Серьезным минусом здесь можно назвать необходимость оборотных средств, которые требуются при открытии большинства точек по продаже фастфуда.

Вывод

Основываясь на вышеуказанных фактах, можно сделать вывод, что бизнес на фастфуде – это выгодно и удобно. Еда актуальна всегда и везде, поэтому спрос на нее зачастую превышает число предложений.

При грамотной организации и при работе с проверенным франчайзером можно получать стабильную прибыль на протяжении многих лет и примеров тому сегодня довольно много.

В крупнейших российских городах точки по продаже фастфуда успешно работают десятилетиями. 

Источник: https://franshiza-top.ru/blog/franchajzing/fastfud

Почему франчайзи выбирают проекты фастфуда

Почему франчайзи выбирают проекты фастфуда, наступающего на российские города, и соглашаются нести значительные риски

Cеть ресторанов быстрого питания Subway в ноябре прошлого года обогнала по количеству закусочных McDonald’s и стала крупнейшей в России: 286 точек против 282.

Компания Subway Russia Service Company («Сабвэй Россия») в прошлом году открыла 155 новых ресторанов Subway в 35 городах — в два раза больше, чем в предыдущем. Аналитики объясняют столь стремительный рост развитием в России рынка быстрого питания и относительной дешевизной франшизы.

Увеличение числа ресторанов сети наблюдается во всех регионах страны, за исключением Дальневосточного федерального округа. Среди областей РФ самой интенсивной динамикой отличаются Москва и Московская область (65 и 9 точек соответственно), Ленинградская область (17). В Свердловской области открыто девять заведений, в Челябинской — восемь, в Пермском крае — семь.

В планах Subway в 2012 году — региональная экспансия, увеличение сети на 210 ресторанов.

Мы посмотрели на рынок глазами российского предпринимателя, приобретателя американских франшиз — почему он это делает?

Сергей Мокренко, самый успешный на сегодня франчайзи в Екатеринбурге (рентабельность — 30%), открывающий в марте четвертую точку Subway, оказался в «еде» девять лет назад.

Инженера-электротехника по образованию с опытом дистрибуции алкоголя отсутствие компетенций не смущало: сидя в опте, он почувствовал, что в Екатеринбурге бурно пошел в рост общепит, и заспешил туда, «пока рынок неразвит». Говорит, что выбрал Subway по не вполне осознанным мотивам, обратил внимание совсем не на то, что сейчас ему кажется главным: важна доля бренда на рынке.

А в 2000-м он узнал, что у сети более 25 тыс. ресторанов в мире и подумал: если везде эта концепция приживается, наверно, что-то в ней есть. Не может такая бизнес-идея по определению быть неправильной: на чем-то они стоят!

— И на чем они стоят, сейчас поняли?

— Система очень гибкая к изменениям, загрузке. В момент малых продаж у меня в ресторане могут работать всего два человека, в момент высоких — восемь, но он одинаково функционирует в обоих случаях.

Для сравнения: в заведениях высокой кухни или в ресторанах полного цикла всегда нужно держать не менее пяти сотрудников, иначе не положить всех составляющих на тарелку. И еще: там что не продал — то выкинул.

Читайте также:  Франшиза автосервиса fit service - цена в 2018 году, отзывы - все о франшизах

В этом плане сеть очень экономна, продает монопродукт в тех или иных вариациях и практически ничего не выбрасывает, потому что ничего не готовит впрок.

Я выбирал из пяти сетей фастфуда. Subway показался наиболее доступным и по первоначальным вложениям франчайзи, и по невысоким требованиям к размерам помещений. Мне это было важно: я решил приобретать площади в собственность. Это нетипично для Subway, где 90% аренда. Более глубоких мыслей по поводу покупать/не покупать франшизу у меня не было.

— Сколько времени ушло на открытие первого ресторана?

— Два года. Покупка первого помещения (на перекрестке улиц Белинского — Куйбышева, напротив университета), перевод его в нежилое — долгая история.

К тому же согласовательные процедуры были жесткие: хорошо, что с 2008 года их нет, делаешь заведение по нормам федерального Роспотребнадзора, уведомляешь и работаешь. Если что-то не так, тебе об этом скажут и закроют. Но я в теме.

Потом ресторан строил, ездил обучаться в Америку — на тот момент не было тренинговых центров в России. Открылся в марте 2003 года. Вторая точка, напротив «Гринвича», работает с августа 2009-го, третья, на перекрестке улиц Малышева — Хохрякова, с марта 2010 года. Четвертую открою через месяц в ТЦ «Мега».

В первой точке средняя проходимость до 500 человек в день, во второй — до 400, в третьей — до 300. Путь ко второму ресторану оказался длиннее, чем к первому: последующие появлялись по мере того, как это позволяла доходность бизнеса предыдущих.

— Что было не так с первым рестораном?

— Ошибочные ожидания по выручке. Я почему-то оценивал потенциал этого места как 75% от выручки первого Subway в Екатеринбурге, на Плотинке. Но планируемых выручек пришлось ждать три года.

В то время фастфуд еще не был фастфудом в настоящем смысле слова, люди шли в МакПик или в Subway как в недорогое кафе побаловать себя. А мой первый ресторан расположен в деловом центре, не в месте городской тусовки, как Плотинка.

Прорвало в 2006 году: каждый год плюс 40% к выручке. В фастфуд пошла целевая аудитория.

Самый главный риск в фастфуде — неправильный выбор места. Если тут ошибся, то никаким соблюдением стандартов доходность не вытянешь. При выборе первой точки я ошибся в объемах ожидаемой выручки на 50%. Меня спасло то, что активно рос рынок и была «подушка безопасности» в виде другого бизнеса — оптового.

Если бы не это, первые три года франшизы было бы очень тяжело. При выборе второй и третьей точек мои прогнозы по объемам выручки стали реальностью уже через три месяца с начала работы ресторана. Как говорится, попал в яблочко. Мои рестораны самодостаточные и с первого дня прибыльные. И бренд в мегаполисе воспринимают уже лучше.

В 2003 — 2005 годах, когда я начинал, ощущалась настороженность.

— Что означает правильный выбор?

— Понимание своей аудитории. Сейчас «правильное место» я чувствую уже на интуитивном уровне. Когда его выбираю, я им живу, болею.

Смотрю на поток людей, на их лица, пытаюсь угадать, будут ли они ко мне ходить.

В «Меге» место будет тоже правильное, но там меня ждет жесткая конкуренция — одиннадцать операторов на одном фуд-корте, и все — бренды. Лоб в лоб, война. Вот и посмотрим, что стоит Subway как бренд.

— В действующих трех ресторанах я совсем не ощущаю наличия конкурентов в городе, хотя в Екатеринбурге еще три франчайзи сети Subway и масса других операторов рынка общепита. Видимо, емкость рынка фастфуда настолько велика, что можно спокойно удвоить число точек.

— Как определяете, где покупать помещение?

— Франчайзер требует располагать фастфуд в первой линии домов, где высокий трафик и целевая аудитория, готовая потреблять именно такую еду: по возрасту, социальному статусу и достатку.

Но как это сделать? Интуиция интуицией, однако помимо того я заказываю и исследование социологам: они ставят счетчиков на улицах, те фиксируют в потоке всех людей, сколько каких, то же самое — по машинам, в будни и выходные.

Я ставлю цель не открывать как можно больше точек, а чтобы они зарабатывали, обеспечивали ту доходность, на которую я рассчитываю.

По данным компании Subway Russia, мои точки самые прибыльные в городе, и в России одни из лучших по объему продаж, рентабельности. У меня есть и другой бизнес, а в сутках 24 часа.

А у кого времени больше и нет такого дохода, те готовы браться за все новые и менее прибыльные проекты, и это тоже правильно. У них другой контекст.

— Вам не мешает антифастфудовая кампания: мол, вредно?

— Нет. Люди сами решают, что им есть. Ничтожно малое количество интересуется: из чего приготовлено. Вначале моих посетителей смущало, когда их спрашивали в рамках рецепта: больше или меньше им положить того или этого, какой соус.

Американцы считают, что в этой гибкости сила концепции и заключается, это преподносится как индивидуализация продукта, то есть плюс. А у нас вначале он оказался минусом, люди просто стеснялись общаться. Сейчас вижу: принимают эту игру.

После кризиса Екатеринбург относится к фастфуду заметно лучше. Молодежь воспринимает его как свое, этим она ничем не отличается от зарубежных сверстников. Есть в общественных местах становится все более привычным. Регулярно ходят в рестораны сегодня 5%, а за границей — 50%, потому там цены гуманнее: больше поток людей, оборот.

— Ну да, люди, у которых время плотно сжато и они не готовы тратить на еду более 15 минут, у них есть нечто более важное. Идут явно не гурманствовать, просто хотят за понятные деньги съесть понятную еду.

И они знают, что она здесь все время одинакового качества, естественно, не запредельного — адекватного ценам. Это в основном студенты, офисные работники, все чаще в последнее время школьники, и покупатели торговых центров: идут в «Гринвич», но заходят в Subway.

В третьем ресторане на Малышева самая размытая аудитория, много людей, которые находятся в деловом центре мегаполиса и хотят перекусить.

— Subway позиционирует себя среди фастфудов как самый здоровый: нет жарки во фритюре. Основа концепции — свежевыпеченный прямо в ресторане хлеб, свежие овощи. Рыбная и мясная гастрономия — полуфабрикаты. В ресторане кроме выпекания хлеба никаких кулинарных процессов не происходит. Сбалансировано соотношение злаков, овощей, мясной нарезки.

— Есть список одобренных поставщиков: сейчас все для производства хлеба локализовано в России. Раньше, пока у сети было мало здесь ресторанов, мы везли замороженные полуфабрикаты хлеба из Испании, Германии, Польши и хранили здесь в морозильных камерах — это все дополнительные затраты.

Позиции с логотипом: бумага, салфетки, ложки, вилки и прочее тоже идут от одних поставщиков. Все остальное находим на местном рынке, при этом Subway Russia должна одобрить продукт.

— Разве замороженная еда издалека — здоровая?

— Тесто при шоковой заморозке не теряет свойств.

— Рестораны сети в российских городах отличаются?

— В Москве, например, посетители тратят больше денег, но выше конкуренция ресторанов, персонал там в основном гастарбайтеры. Мы брали работников из Киргизии, Узбекистана — мучила проверками миграционная полиция. Решили не связываться.

— Какие вопросы контролирует сеть, а какие отданы на усмотрение франчайзи?

— Тебе дают технологию, а возможности ею пользоваться изыскиваешь сам. Раз в месяц региональный менеджер оценивает ресторан на предмет соответствия стандартам. А все остальное — твои проблемы, финансовые и прочие риски несет сам предприниматель.

— Не тянет в самостоятельное плавание?

— Пока незачем резать курицу, которая несет золотые яйца. Этот проект успешный, мне проще тиражировать его. Я попробовал свой, но он идет пока с большим трудом.

— Решился на экспромт в общепите — на одной площади с сетевым рестораном сделал кофейню в европейском формате самообслуживания. Сеть не возражает: форматы не конфликтуют, не отбирают посетителей, не пожирают, а дополняют друг друга. Хотя, если честно, бренд Subway помогает кофейне раскрутиться.

Я оценил площадь третьего ресторана как избыточную для данного места. Сначала хотел площадь продать, но в кризис это было сложно. Поэтому решил сделать самый экономный вариант: на базе одной и той же кухни работают две концепции и продают разным потребителям разный продукт. Кофейня некурящая, без алкоголя, продает только кофе и десерты.

Кофе мы варим только из свежеобжаренных зерен, кофемашина — лучшая в мире, наших бариста обучал секретам профессии Дима Бородай, на тот момент — лучший бариста России, участник мировых чемпионатов. Но к моему удивлению, мало кто разбирается в качестве напитка, большинству посетителей это неважно.

Для них кофейня — место для комфортного общения, покупаешь «входные билеты» за 100 рублей и сидишь сколько тебе угодно. Получается, продается атмосфера.

— Паушальный взнос — 12 тысяч долларов и ежемесячно платим франчайзеру 8% роялти с оборота. Открыть ресторан в арендованном помещении стоит 100 — 150 тыс. долларов, в собственном — сумма неограниченная. Например, помещение для третьей точки я купил в очень запущенном состоянии, вложил только в реконструкцию 20 млн рублей.

Планирую окупить за 6 — 7 лет. За увеличение электрических мощностей пришлось отдать по 180 тыс. рублей за каждый из 40 кВт, система вентиляции обошлась в 2 млн рублей, вытяжку сделал на высшем уровне. Люди не задумываются, почему им здесь комфортно, им до моих трат на комфорт дела нет.

В арендованной точке так тратиться было бы нецелесообразно.

— А 8% с оборота очень напрягают?

— Это значительная сумма в затратах ресторана. Я, когда подписывал договор, не понимал еще специфики розничной точки, структуру ее затрат. Не мог оценить, что 8% это немало.

Читайте также:  Maxa: про производство - все о франшизах

Но сеть продает франшизу на таких условиях, либо соглашаешься, либо нет. На налоги уходит менее 5% в структуре расходов, самая большая статья — 70% — зарплата, много идет на электроэнергию.

Остальные расходы аккуратно поджаты.

— Что делает бизнес франчайзи успешным?

— Я слежу за соблюдением стандартов, общей атмосферой в ресторане. Не смешиваю концепции, не порю отсебятины.

Потому что все-таки сегодняшние 36 тысяч ресторанов сети появились не просто так: накапливаются приемы и технологии, аккумулируется коллективное знание, тиражируется в указаниях. Смысл иных я не вполне понимаю, но доверяю им, и это помогает.

Я спец в другом бизнесе, но не сделал фатальных ошибок и в общепите: франчайзинг в разы снижает риск допустить их, но и он не 100-процентная гарантия… Тебе облегчают вхождение в рынок, но риски будешь нести сам.

— Назову основные. Первый и самый главный риск в фастфуде, как я уже пояснял, — неправильный выбор места. Надо менять концепцию на менее требовательную к местоположению. Арендные ставки до кризиса были неподъемные, неадекватные для общепита. Цены поднимали банки и салоны сотовой связи, я не смог бы с ними конкурировать и платить до 4 тыс. рублей за кв. метр.

Сейчас можно легко найти и дешевле 2 тыс. рублей. Но цены вновь поднимаются, хотя еще не достигли докризисных уровней. Только предыдущий бизнес позволил мне покупать помещения в собственность. Аренда хуже тем, что собственнику ничто не мешает вас выгнать.

Вы взяли на себя самый большой риск, правильно определились с местом: теперь вас можно спокойно подвинуть и заняться этим бизнесом самому.

Подходящее для третьей точки место я искал полтора года! Повезло, в кризис цены упали. Ехал и увидел объявление — продается. Позвонил и вовремя схватил: 180 тыс. рублей за кв. метр считается дешево.

Под носом у агентов, которые, как я потом узнал, хотели перепродать мне же. Можно было поторговаться и еще сбить цену.

Но слишком, видимо, читался у меня блеск в глазах: до 2008 года это помещение стоило в два раза дороже! Совершенно невозможно было что-то купить — заряжали сумасшедшие цены. Я не готов ждать возврата инвестиций 15 лет.

Второй риск: плохо с подключением к электросетям — последний раз процедура заняла полтора года. Помимо платы за увеличение мощности потребовалось немало средств: оплачивал отдельный кабель, которым запитано помещение и работы по его прокладке, установку в трансформаторе каких-то рубильников и прочего. Миллиона полтора ушло. К тому же в начале 2011 года энерготарифы стали на 30% выше.

Ну и еще: подходить к заключению договора франшизы надо с умом. Легко нарваться на дутые франшизы, которые продают непонятно что и не оказывают франчайзи никакой поддержки. В Subway Russia тоже не сразу было гладко. Со временем сеть стала более значимым игроком на нашем рынке, отношения поставщиков к ней меняются.

— Кормить — это всегда прибыльно?

— Не всегда и не везде. Фастфуд меньше подвержен моде, здесь можно, не меняя стандарты, работать лет 20, люди не предъявляют высоких требований. А модный или высокой категории ресторан должен постоянно что-то выдумывать.

Я вижу, как все изменилось после кризиса: инвесторы опустились с небес на землю, к более устойчивому бизнесу, перестали открывать дорогие рестораны.

Мне, например, все банки давали кредиты в кризис, когда другим отказывали — в фастфуд готовы вкладывать все, понимая, что это устойчивая система, вечный генератор наличности.

— А меню как в Америке? Или уральское?

— Разрешается вводить региональные сэндвичи, но мы не пытались особо отличаться. Я думаю, молодежь объединяет во всех странах не территориальная, а возрастная ментальность. Как интернет-сообщество. Я наблюдаю: они на еду и не смотрят, смотрят друг на друга, общаются. Сила бренда в том и состоит, что люди делают покупку, не задумываясь. Доверяют.

— Насколько вы самостоятельны в ценовой политике?

— У всех операторов фастфуда, и у нас, есть экономичные предложения за 39 рублей, 59 рублей, но на эти предложения наесться невозможно: я проверял. У нас есть «Эконом обед» за 109 рублей (сэндвич и напиток). Но средний чек 200 рублей (сэндвич — хлеб с овощной и мясной начинкой, соусами, напиток, десерт), это не дешево для фастфуда, ценовой сегмент несколько выше среднего.

Жесткие требования у сети только по спецпредложениям и акциям (сэндвич дня, экономный обед и прочее), во всем остальном дана свобода. Но хитро так получается: цены по акциям привязывают к себе прочие цены. Анализирую еженедельные продажи и вижу, дороже и дешевле какого уровня нельзя. Это очень тонкая грань, которую ты должен чувствовать, чтобы к тебе ходили.

— Что нужно делать франчайзи, чтобы провалиться, разориться, закрыться?

— Размывать бренд, пытаться угодить всем и в итоге никому, добавлять в линейку продуктов пельмени, водку и борщ. Это будет непонятно что, хотя таких заведений масса.

— То есть вы избавлены от необходимости спрашивать потребителя: чего бы ему еще хотелось? Есть стандарт и все? Линейка не меняется?

— Меняется, но в рамках изменений самой сети. Хотя это достаточно инертные процессы. Например, в кризис Макдональдс сделал спецпредложение — маленькие гамбургеры. Subway тут же ответил бэби-саб за 39 рублей — треть большого сэндвича, наесться нельзя, но голод утолить можно. Но это актуально, когда конкуренты стоят на одном перекрестке. В Екатеринбурге до насыщения рынка пока далеко.

Источник: http://organoid.ru/sposoby-zarabotka/pochemu-franchajzi-vybirayut-proekty-fastfuda

Обзор франшиз фаст-фуда

Фаст-фуд – это сегмент общественного питания, который стабильно показывает рост. С каждым годом на рынке появляются новые имена и новые франшизы, как от местных компаний, так и от международных корпораций. При этом зарубежные игроки развивают франшизы фаст-фуда намного активнее, чем отечественные, и занимают около 70% всей ниши.  

О том, какие преимущества получит франчайзи, купив франшизу всемирно известного бренда, и с какими сложностями столкнется, мы писали в статье Франшиза фаст-фуда. Обзор ниши.

Для тех, кого заинтересуют условия, которые предлагают лидеры рынка фаст-фуда, мы составили сводную таблицу, сравнив предложения от Макдоналдс, KFC, Burger King и Subway.

Макдоналдс KFC Burger King Subway
Год основания 1940 (США, Калифорния 1990 (в России) 1952 1954 1965
Франчайзинг 1955 1952 1959 1974
Кол-во точек более 35 000 более 18 000 более 15 000  более 44 000
Инвестиции $500 000 — $1 500 000 $700 000 от 22 000 000 руб. 4 000 000 — 6 000 000 руб.
На что расходуются инвестиции? Лицензионные платежи, строительно-монтажные работы, оборудование, мебель, декор, фирменное оформление, найм и обучение персонала, кампания к открытию.
Паушальный взнос $45 000 $48 400 1 920 000 руб. 300 000 — 600 000 руб.
Роялти 12,5% + 6% 5% от месячного объема продаж 8% + НДС — от выручки (ежемесячно)
Иные платежи затраты на рекламу – 4,5% от прибыли, арендная плата — 10-15% от продаж *Макдональдс – владелец имущества, который выступает и в роли арендодателя. маркетинговый фонд 4% от товарооборота, локальные расходы на марктинг 1% от товарооборота нет 3,5% от оборота – затраты на маркетинг: 1,5%, на данный момент, — это отчисления в Российский Рекламный Фонд Франчайзи, который расходует их на федеральную рекламу. 2% франчайзи должен тратить на локальный маркетинг.
Поддержка да да да да
Рентабельность 25-30%
Окупаемость от 1 года от 36 мес. 1,5-2 года 1,5-2 года
Площадь
ресторан 2 000-3 500 кв. м. от 200 кв.м. 300-350 кв. м. 45-120 кв.м.
фуд-корт от 70 кв. м. 80-120 кв. м.
Дополнительно Локальное обучение – 12 — 24 мес. Паушальный взнос взимается только при открытии первого ресторана сети. Открытие от 5 ресторанов.

*данные приведены на ноябрь 2016 года, возможно некоторые цифры к моменту вашего прочтения изменились, однако можно считать, что общий расклад остается тем же.

О том, какую сумму на самом деле нужно вложить во франшизу Макдональдс, обычному человеку узнать очень сложно — финансовые расчеты и контракт считаются коммерческой тайной, которая раскрывается только предпринимателей, подходящих под все критерии франчайзора.

Альтернативы Макдональдсу — KFC и Burger King – тоже не лучший вариант для новичка. Инвестиции в заведениях этих сетей исчисляются десятками миллионов рублей.

Burger King при этом выдвигает главное условие – открывать придется сразу 5 ресторанов под этим брендом.

И если инвестиции для одного заведения составляют 22 млн, то несложно догадаться, какими средствами должен обладать партнер сети Burger King. Как правило, им становится юридического лицо – крупные корпорации.

Subway отличается от конкурентов как своим меню, так и условиями франшизы, которая обойдется намного дешевле, чем предыдущие франшизы.

Паушальный взнос составляет около $15 000 – 1 млн рублей на российские рубли. Почти столько же понадобится на обустройство ресторана и закупку оборудования – еще 1,5 млн рублей.

Роялти в 8% франчайзи Subway придется выплачивать в течение 20 лет с момента начала работы.

Известный бренд, конечно, несет массу преимуществ для своего владельца. Но позволить себе такую франшизу могут единицы из всех предпринимателей.

Большинству все-таки под силу только российские франшизы фаст-фуда. Их на рынке франчайзинга немало, а значит предприниматели, в том числе и вы, могут выбрать выгодный для себя вариант.

Об этих предложениях вы можете прочитать в нашей следующей статье.

Источник: https://franchblog.ru/obzor-franshiz-fast-fuda/

Как грамотно выбрать франшизу фастфуда

Непростая ситуация в стране на данный момент негативно сказывается на российском ресторанном рынке. Но франчайзинг даже в кризис помогает «оставаться на плаву» и стабильно зарабатывать.

По данным исследования, проведенного РБК, сегмент фастфуда прирос на 4%, когда выручка всех остальных сегментов значительно снизилась. В первую очередь, на 50% упал сегмент casual, для которого характерен средний чек от тысячи до трех тысяч рублей.

А если рассматривать сегмент пиццерий, то его прирост по выручке в кризис составил 14%.

Читайте также:  Франчайзинг: как добиться успеха - все о франшизах

Зачем нужна франшиза?

В кризисных экономических условиях франшиза — всегда верное решение. Во-первых, ввиду того, что это уже проверенная бизнес-модель, которая прошла свой путь проб и ошибок и переболела всеми «детскими болезнями».

Во-вторых, потому что франчайзор всегда готов оказать поддержку своему франчайзи в любой трудной ситуации. В-третьих, у сильного франчайзора уже есть сильная команда, в которую входят: маркетологи, операционисты, IT- и HR-специалисты и другие профессионалы.

При самостоятельной разработке концепции появится потребность в системной поддержке по операционной деятельности, маркетингу, IT, HR, чьи профессиональные услуги стоят отнюдь не дешево.

Как правило, выгоднее каждый месяц платить роялти и при этом получать полноценный интеллектуальный продукт. Как следствие, развитие по сильной франшизе — это значительно большая вероятность, что бизнес «пойдет».

Именно поэтому мы всегда советуем обращать внимание на два фактора.

Финансы на первом месте

Первый — это реально действующая финансовая модель и приемлемый срок возврата инвестиций. В данном случае необходимо смотреть на предлагаемую франшизу: если рентабельность высокая, а срок возврата инвестиций маленький, то существует большая вероятность, что это обман. При этом финансовая модель должна быть не типовой, а действующей.

К сожалению, достаточно часто франчайзоры показывают вместо фактической бизнес-модели типовую без привязки к какому-то определенному городу и франчайзи, то есть предоставляют теоретическую версию, которая не несёт никакой ценности.

Как правило, в таких типовых моделях значатся далекие от реальности цифры: возврат инвестиций полтора-два года, рентабельность 20-25% — нередко подобные данные являются обманом.

Время — лучшая рекомендация для франшизы

Второй — выверенная временем франчайзинговая модель, которой не один и даже не два года. К примеру, франчайзингу Domino’s Pizza 50 лет — мы занимаемся им с 1967 года. Другими словами, если система создана недавно, вы получите большое количество проблем, так как многие элементы функционирования подобных франчайзинговых комплексов еще не доведены до рабочего состояния.

На сегодняшний день российский рынок франшиз стремительно растет и является, пожалуй, одним из основных направлений развития отечественного бизнеса. Поэтому, используя базовые вышеупомянутые критерии оценки успешности франшизы, вы имеете возможность выбрать модель прибыльного бизнеса, избавившись от риска нерационального вложения финансов.

БиБосс

Источник: http://www.rusfranch.ru/presscenter/publications/3211/

Сетевой фастфуд: устойчивость франшиз фастфуда к кризису | Каталог франшиз Топ Франшиза

Из всех сегментов партнерского бизнеса, по мнению Retail.ru, сетевой фастфуд наиболее устойчив к кризисам. И он вновь начал расти, в него продолжается переток посетителей из более дорогих ресторанов casual dining и fine dining.

Фудкорты под воздействием всеобщего стремления к экономии растут, как грибы, призывают предприимчивых купить франшизу и быть в тренде. Но на рынке великое множество недобросовестных правообладателей.

Приглядимся, как работают пионеры франчайзинга в РФ, к опыту и рекомендациям тех, кто заслуживает доверия.

Сегодня в РФ, по данным РАФ, насчитывается более 50 тыс. франчайзи и порядка 1300 франчайзинговых систем, 65% из которых российские. Но в не слишком прозрачном российском франчайзинге скрывается масса подводных камней, способных потопить инвестора. Во франшизном пакете можно найти что угодно, кроме гарантий.

Общепитовский сегмент франшиз растет

На старте 2018-го идет значительный общий рост заявок на франшизы. Но особенно, по словам президента РАФ, оживился именно общепитовский сегмент этого рынка: доля франчайзинговых предприятий в фастфуде достигла уже 69%, а по общепиту в целом – 53%. Наиболее быстро развиваются сети кофеен, пекарен, заведений паназиатской кухни.

Появляются всё новые и новые зарубежные и отечественные компании, стремящиеся заполучить малых инвесторов под свои знамена. С учетом быстрого франчайзингового размножения в этом году к двум устоявшимся общефедеральным выставкам-продажам франшиз добавляется третья.

Речь идет о первом проведении Moscow franchise Expo и Всемирного форума по франчайзингу с 30 мая по 1 июня. Как сообщила Агнесса Осипова, в РАФ ожидают, что они привлекут более 6 тыс. посетителей.

В этом количестве для первого раза можно посомневаться, но в любом случае аудитория будет, наверняка, значительной и целевой.

Всё больше подобных ежегодных выставок появляется и в регионах. Так, в июне пройдет первая выставка франшиз Krasnodar Franchise Expo. Посетителям-новичкам важно понимать, что организаторы выставок практически не занимаются селекцией франшиз. Их цель привлечь максимальное число экспонентов, тем более при обостряющейся выставочной конкуренции.

Но и более традиционные форматы не стоят на месте. Так, возобновил экспансию Subway. На конец 2017 года, по информации вице-президента Subway Russia Franchising Company Геннадия Кочеткова, в России действовали 600 точек Subway, принадлежащие 250 франчайзи.

Есть франчайзи, которые в хорошие времена держат 10-15 точек одновременно. Заведения под американским брендом открыты уже в 120 городах во всех федеральных округах, несмотря на удручающие отношения между нашими странами. Всего же в 118 странах насчитывается 45 тыс.

этих закусочных – столь гигантской франчайзинговой сети больше нет в мире.

Дабы избежать накопления раздоров в исключительно обширном хозяйстве, Subway давно самоустранился от обладания собственными предприятиями – редчайший случай, когда правообладатель не имеет принадлежащих ему предприятий.

Московская сеть бутербродов по-американски, по словам Геннадия Кочеткова, сильно пострадала при закрытии малых торговых форматов, инициированных мэрией несколько лет назад.

Тогда Subway Russia не досчитался более 100 заведений. Сильный сдерживающий эффект имела и подскочившая из-за рухнувшего рубля арендная плата.

Неразвитость рынка недвижимости, по мнению Геннадия Кочеткова, до сих пор не преодолена.

Геннадий Кочетков пояснил, что в целом до 2014 года сеть росла быстро и уверенно. В 2015-2016 годах в общепите стало меньше посетителей, что отразилось на всех участниках рынка, включая сеть бутербродных. В 2017-м ситуация стабилизировалась и позволяет рассчитывать на заметный рост в начавшемся году.

Другой пионер российского франчайзинга – «Росинтер Ресторантс Холдинг» – объявил об открытии в 1-м квартале восьми заведений, два уже работают.

Холдинг развивает параллельно сразу семь направлений: собственные бренды «IL Патио» (итальянская кухня), «Шикари» (азиатская кухня), «Планета Суши» (японская кухня), «Американский Бар и Гриль» (американская кухня), «Мама Раша» (русская кухня) и глобальные бренды TGI Fridays (американская кухня) и Costa Coffee (кофейни). По словам старшего вице-президента по развитию Эрнесто Гонсалеса, разрабатывается и новый формат ресторанов меньшей площади, требующий в два раза меньше инвестиций, чем нынешние заведения, то есть порядка 16 млн рублей. Формат учитывает падение доходов в стране и нацелен прежде всего на относительно небольшие города и места с невысоким трафиком.

Обучающий франчайзинг фаст-фуда 

Итак, можно смело констатировать, что фастфудный франчайзинг явно пришёлся России по вкусу даже при стагнации. В количественном плане франшиз предостаточно, даже больше, чем во многих восточноевропейских странах. Одна беда: каждая вторая, по экспертным оценкам, – недобросовестная или просто мошенническая.

Этому рынку, полагает директор по развитию франчайзинга Domino’s Pizza Олег Юдин, не хватает своего рода «Центробанка», закрывающего сомнительные финансовые учреждения, дабы уберечь инвесторов от заведомых провалов. РАФ как общественная организация контролирующих функций не имеет.

Да, и особого вкуса к деликатной селекционной работе, судя по практике этой ассоциации, нет.

В итоге даже некоторые франчайзеры мирового уровня, работая в России, «ловят рыбку в мутной воде», чего не позволяют себе в других юрисдикциях.

Ведь в российском франчайзинге действительно нет надзорного органа, подобного американской Small Business Administration.

И выбор франшизы с вроде бы пониженными предпринимательскими рисками у нас сам по себе рискован и требует четкого понимания «как это работает». 

С другой стороны, нужно понимать, что будущее франчайзинговой точки в большой степени зависит от самого франчайзи, от того, как он будет вкладываться своей энергией уже после вложения денег. Геннадий Кочетков приводит такой пример из практики работы Subway. Необходимые инвестиции в одну точку Subway составляют 4-6 млн рублей.

Поэтому основная масса франчайзи – это предприниматели, желающие диверсифицировать бизнес. Но им может не хватить времени и энергии на постижение новых бизнес-процессов, они отвлечены на основной бизнес.

«Для нас идеально, – заключает Геннадий Кочетков, – когда франчайзи как бы коллективный: кто-то инвестирует, а кто-то, обычно молодой, целиком посвящает себя управлению».

Ошибки и выгоды франчайзи 

Много ошибок и в расчете объективно сложной финансовой модели. Между тем у франчайзеров с большим стажем систематизирована огромная накопленная статистика по расходам и доходам их моделей при разных рыночных обстоятельствах.

«От нас франчайзи получает общий и архитектурный брендбуки, контакты проверенных подрядчиков и поставщиков, IT-платформу, расчет себестоимости, выигрышно составленное меню, обучение и аттестацию персонала и менеджеров.

На открытие ресторана мы отправляем команду на срок две недели до и неделя после».

После открытия франчайзи любого заведения «Росинтер» продолжает «сопровождение» партнера: повышает квалификацию его персонала, снабжает маркетинговыми материалами, оказывает операционную поддержку.

Анализируется достигнутая себестоимость, сколько, куда уходит денег, нет ли подворовываний. В итоге можно поднять прибыль на 8-10%. Осуществляется содействие в закупках – за счет общих объемов и давно установившихся связей они обходятся дешевле и при стабильном качестве.

Франчайзер , не предоставляющий этого джентльменского набора, просто не заслуживает внимания.

Компания-продавец франшизы, по словам Олега Юдина, должна делать прогноз финансовой модели под конкретное помещение и район. А ведь у некоторых продавцов порой нет ни то что отдельного департамента по франчайзингу, но даже высвобожденных от других функций специалистов.

«Если компания начала свою деятельность всего год или два назад и сразу же запустила продажу франшизы, – продолжает Олег Юдин, – это свидетельствует о том, что бизнес-модель сырая. В ресторанном бизнесе за год бизнес-модель отработать невозможно.

И еще минимум год потребуется, чтобы на практике построить полноценную франчайзинговую систему». Итого два года минимум, но и этого, строго говоря, маловато будет.

При вариантах, кажущимися достойными рассмотрения, потенциальному инвестору следует самостоятельно (не по рекомендации франчайзера) найти уже действующего хотя бы год-полтора франчайзи.

Отсутствие в российском законодательстве специального закона о франчайзинге (инициирован еще в 2014 году, но отклонен Госдумой в 2016-м) не способствует доверию на рынке франшиз, где легко промахнуться с партнером.

Пока франчайзинговые сделки оформляются договором коммерческой концессии и регулируются главой 54 Гражданского кодекса, где взаимоотношения партнеров недостаточно прописаны.

Репутационная история и судебная практика обладателя бренда в таких условиях приобретает еще большее значение.

Топ Фрнашиза — каталог франшиз

Источник: http://topfranshiza.ru/setevoy-fastfud-ustoychivost-franshiz-fastfuda-k-krizisu

Ссылка на основную публикацию