Тенденции франчайзинга в российском fashion-ритэйле — все о франшизах

Франчайзинг в сфере fashion-ритейла

Тенденции франчайзинга в российском fashion-ритэйле - все о франшизах

Франчайзинг в сфере fashion-ритейла сокращается пропорционально падению потребительского спроса. Число закрытых торговых точек уже превосходит количество открытий. Как разумнее поступить франчайзи и какие выгоды может извлечь из этой ситуации владелец франшизы? 

Тревожные новости начали поступать еще в 2014 году. Принадлежащая польской EM&F Group компания Maratex Fashion Retail Company объявила, что сворачивает на российском рынке сети New Look, Esprit, OVS, River Island, которыми управляла по франчайзингу. В 2015-м, по данным РБК, российский рынок покинули 30 международных ритейлеров.

Компания «Монэкс трейдинг» (принадлежит Alshaya Group), развивавшая в России American Eagle Outfitters, закрыла все магазины американского бренда одежды в нашей стране.

В феврале 2016-го британский производитель женской одежды и аксессуаров Karen Millen прекратил деятельность франчайзинговых бутиков в Новосибирске, Екатеринбурге и Красноярске.

Российские игроки также ощущают себя не слишком уверенно. «Центробувь» объявила о приостановлении франчайзинговой программы бренда Centro. «Мэлон Фэшн Груп» обнаружила, что впервые после 2011-го остановился рост сети франчайзинговых магазинов Zarina, Love Republic и Befree – в течение 2015 года открылись 25 торговых точек и столько же закрылись.

Точка сжатия

«Франчайзинг в fashion-сегменте сейчас переживает не лучшие времена, – признает генеральный директор EMTG Екатерина Сойак. – Основная причина – резкий спад покупательской способности. Столь резкий скачок валюты сильно подкосил практически всех игроков fashion-ритейла.

Франчайзер больше не в состоянии выдерживать прежнюю маржинальность для своих франчайзи». Основной удар пришелся на среднеценовой сегмент (90% закрытий, по данным консалтинговой компании «Магазин Магазинов»), в котором падение покупательской способности ощущается острее всего.

По данным РБК, доходы населения в 2015 году упали на 4% (по сравнению с 2014-м), при этом цены на одежду поднялись на 12%, на обувь – на 15%. Объем рынка одежды в стоимостном выражении сократился в 2015-м на 10% (до 2,022 млрд руб. в текущих ценах), рынок обуви сжался на 13% (до 758 млрд руб. в сопоставимых ценах).

Количество сетевых магазинов одежды в феврале 2016-го уменьшилось на 1,4% по сравнению с февралем прошлого года. Доля сетей, розница которых сократилась, составила 38,7%.

По данным консалтинговой компании «Магазин магазинов», в июне 2014-го – июне 2015-го в России открылась 991 торговая точка, а закрылись 1024 (в аналогичный период годом ранее было открыто 1234 магазина, а закрыто лишь 314).

Согласно информации Российской ассоциации франчайзинга (РАФ), локальный франчайзинговый рынок снизил темпы прироста с +25% в 2014 году до +15% в 2015-м. Держатели бренда не в состоянии помочь франчайзи, у которых накапливаются убытки и долги.

«Некоторые западные правообладатели, хоть и стараются поддержать своих российских партнеров и идут на различного рода послабления, одновременно все же ограничивают в количестве заказываемых единиц товара, – поясняет Екатерина Сойак.

– Некоторые бренды просто не в состоянии обеспечивать своих франчайзи необходимым ассортиментом и концентрируются только на собственных магазинах. Есть еще одна особенность fashion-сегмента – не сильно высокий уровень владения навыками управления франчайзинговой сетью.

Это всегда особенно остро ощущается во времена экономических потрясений».

Якоб Тресков, глава компании SOHO Fashion, добавляет: «Помимо этого на всех участников рынка давит фактор со сроками старта распродаж и размерами сезонных предложений, что естественным образом еще сильнее влияет на тренд снижения маржинальности бизнеса».

Оптимистичное начало

Расцвет франчайзинга в России пришелся на 2004–2006 годы и был напрямую связан с бурным строительством торговых центров, стимулировавшим дальнейший рост. По данным РАФ, в 2010–2015 годах российский рынок франчайзинга (по всем направлениям) вырос в 2,5 раза – с 18,5 тыс. точек готового бизнеса до более 40 тыс.

«Появление качественных торговых площадей вызвало у предпринимателей необходимость поиска новых форматов торговли, – комментирует директор салона-магазина «ВолEx» Михаил Рудый. – Франчайзинг был очень привлекателен как безрисковый вариант вложения денег.

Предприниматель получал готовый бизнес, защищенный от конкурентов в своем городе, поддержку головной компании и гарантированную окупаемость через год-два. Однако этот срок проходил, а прибыли у большинства франчайзи так и не появлялось. Росли арендные ставки, росла конкуренция со стороны новых торговых центров с подобными магазинами.

Инвестиции в товар, оборудование, ремонт терять не хотелось, да и залог при расторжении договора с главным партнером не возвращался. Вот и тянул бизнесмен эту лямку, надеясь на чудо».

Еще в апреле 2015 года, выступая на форуме «Российский франчайзинг: антикризисная перезагрузка», Якоб Тресков прогнозировал, что к осени 2015-го не менее 20% франчайзи обанкротятся, а половина из них не выкупит товар коллекций сезона осень-зима 2015/16. Прогноз оказался оптимистичным.

Актуальная ситуация напоминает о положении дел во франчайзинге в предыдущий кризисный период. «Кризис 2008 года все расставил по своим местам, – говорит Михаил Рудый. – Большинство приняло непростое решение и пошло на закрытие магазинов, кто-то сократил площади, пытаясь удержаться, или перебегал из одного центра в другой, желая любой ценой спасти бизнес».

По данным Ассоциации предприятий индустрии моды (АПРИМ), в январе 2009 года оборот франчайзинговых магазинов снизился на 40% в Москве и на 45% в регионах, в то время как в собственной рознице – лишь на 10-15% в Москве и на 25–30% в регионах.

Прежде всего этим обстоятельством объясняется, почему после 2008 года такие крупные игроки, как Gloria Jeans и Incity, перевели франчайзинговые магазины в прямое управление, стремясь оптимизировать издержки по развитию сети.

Прямой бизнес

Аналогичная тенденция наблюдается и сейчас. Итальянский аксессуарный бренд Piquadro в феврале-марте перевел в управление напрямую пять московских бутиков, открытых по франчайзингу. Немецкий люксовый производитель одежды Hugo Boss AG планирует в течение 2016 года поглощение франчайзинговых магазинов в России и открытие 10–15 собственных бутиков.

Российская SOHO Fashion, развивающая сети магазинов обуви под вывесками Clarks и SOHO, также переводит франчайзинговые точки в прямое управление. «Несмотря на то, что франчайзинговые партнеры работают на более выгодных условиях, чем оптовые, сотрудничество с ними не приносит желаемой профитабельности дистрибьюторам, – поясняет Якоб Тресков.

– Сейчас собственная розничная сеть является более стабильным источником дохода». По словам главы SOHO Fashion, франчайзер перенимает партнерский бизнес, чтобы обеспечить достойное присутствие розничных проектов SOHO и Clarks на рынке. «Сегодня мы вынуждены признать, что франчайзи не могут развивать бизнес, – констатирует Якоб Тресков.

– Поэтому мы перезапускаем существующий магазин в регионе и улучшаем операционные показатели путем введения более строгой оценки и контроля за уровнем продаж на ежедневной основе с учетом всех влияющих факторов.

А также меняем основные механизмы управления бизнеса, ускоряя его работу по всем направлениям: от поставок сбалансированного ассортимента до качества оценки работы персонала».

Екатерина Сойак обращает внимание на то, что наряду с экономическими сложностями игроки fashion-ритейла столкнулись еще и проблемой финансирования.

«Банки, к сожалению, сейчас ужесточают условия кредитования даже со старыми постоянными клиентами, более того, меняют условия кредитования по текущим сделкам, – говорит генеральный директор EMTG.

– Поэтому в сложившейся ситуации франчайзер концентрируется на собственных проблемах: сокращает издержки, оптимизирует сеть, закрывая нерентабельные собственные и франчайзинговые магазины».

Белорусская Silvano Fashion Group (SFG), владелец бренда женского белья Milavitsa, к началу года открыла шесть собственных магазинов в Москве, намереваясь развивать собственную фирменную розницу в России параллельно с франчайзинговой сетью.

По тому же пути собирается пойти российский производитель одежды Bizzarro, открывший уже третий собственный магазин.

А германский производитель одежды Tom Tailor Group предлагает переоборудовать франчайзинговые магазины закрывшихся в России брендов, чтобы увеличить собственную дистрибьюторскую сеть под брендами Tom Tailor, Tom Tailor Denim, Tom Tailor Contemporary и Bonita.

«Даже крупные дистрибьюторы, имеющие собственные сети магазинов, испытывают трудности, так как вынуждены сохранять масштабы проектов в надежде увеличить долю на рынке в борьбе с конкурентами», – комментирует Якоб Тресков.

Суровая реальность

Некоторые франчайзеры спешат на освободившиеся места, ведя свою, не всегда честную, игру. «Кое-кто использует сложившуюся ситуацию в своих целях и наращивает франчайзинговую сеть, не требуя особого соблюдения стандартов и соответствия параметрам имиджевой составляющей», – говорит Екатерина Сойак.

Ее слова подтверждает и Якоб Тресков: «Появляются новые мелкие игроки, которые зачастую работают, нарушая привычные нормы ведения бизнеса (в том числе законодательно): устраивают распродажи, часто раньше обычного времени старта продают товар, ориентируясь не на маржу и сохранение бизнеса, а на сиюминутную выгоду, стараясь тем самым максимально быстро конвертировать свой запас в деньги и не рассчитывая при этом на новые закупки и сохранение бизнеса».

Долгое время франчайзинг трактовался его участниками как панацея от всех бед и защита от любого кризиса. Бывший франчайзи Михаил Рудый с этим не согласен: «Лично мое мнение – франчайзинг это кабала, тотальная зависимость от чужих решений. Это копирование чужой идеи и подражание чужой концепции.

И еще – это бизнес для ленивых, для тех, кто считает, что его инвестиции решают все, ведь проект дается готовым к употреблению. В этом-то и ловушка. Есть хорошая русская пословица: «Не в свои сани не садись».

Если предприниматель не создал собственной бизнес-идеи, а решил взять чужую, то, скорее всего, его самого будут использовать в качестве дойной коровы».

Читайте также:  Здоровый образ жизни - все о франшизах

Классическая модель франчайзинга, подразумевающая симбиоз крупного и мелкого бизнеса путем партнерства франчайзера и инвестора, подвергается серьезному пересмотру в новой экономической ситуации.

«Все мы видим, что настоящее кризисное явление носит более глобальный характер и более крупный масштаб, нежели в 2008–2010 годах, – говорит Якоб Тресков.

– Мы все понимаем, что находимся в новой системе координат, в новой реальности, поэтому вынуждены критичнее оценивать потенциал партнеров и инвестируем только в тех франчайзи, которые в сложившихся условиях способны сохранить прибыльность, по нашим оценкам».

Что же в такой ситуации остается франчайзи? «Бизнес – это прежде всего творчество, умение мыслить и придумывать новое, а не слепо исполнять указания франчайзера, сколько закупать, как выставлять, как работать с клиентами, – считает директор салона-магазина «ВолEx».

– Да, вести бизнес в одиночку гораздо сложнее, но что может быть лучше личной свободы, понимания того, что идешь совершенно новым, никем до тебя не пройденным маршрутом! Именно это и может спасти в кризис. Ведь один из главных законов бизнеса – отличайся или умрешь».

Источник: http://profashion.ru/analytics/157966/

Источник: http://tom6.ru/articles/franchajzing-v-sfere-fashion-ritejla/

Современное состояние и перспективы развития франчайзинга в российском ритейле

Библиографическое описание: Гасанов И. С. Современное состояние и перспективы развития франчайзинга в российском ритейле // Наука без границ. 2018. № 6 (23). С. 20-25.

Аннотация: Статья посвящена обзору франчайзинга на российском рынке розничной торговли, определены основные тенденции и обозначены перспективы его развития. Выявлены особенности отношений франчайзинга в ритейле.

Актуальность исследования обусловлена необходимостью оценки потенциала франчайзингового бизнеса на российском рынке и ситуации, складывающейся в настоящее время в розничной торговле, что позволит субъектам отношений франчайзинга выбирать наиболее эффективные способы взаимодействия с учетом уже накопленного отечественного опыта и современных мировых тенденций.

Франчайзинг – явление, которое в настоящее время известно и широко распространено практически по всему миру и представляет собой довольно эффективную форму развития бизнеса.

Эффективность этой бизнес-модели связана с идеей тиражирования по определенной технологии концепций бизнеса, уже проверенных на практике.

С одной стороны, франчайзинг позволяет успешным компаниям расширить свою деятельность посредством создания франчайзинговой сети, а с другой – начинающие предприниматели получают возможность уверенно начать бизнес.

Содержание отношений франчайзинга состоит в том, что известные компании – обладатели популярных товарных знаков (знаков обслуживания) и отработанных технологий (франчайзеры) предоставляют другим самостоятельным субъектам хозяйственной деятельности (франчайзи) право использовать эти технологии и свои торговые марки (бренды) для продажи товаров, выполнения работ, оказания услуг на условиях, определенных договором.

Мировой опыт показывает, что в течение первых 10 лет развития в той или иной стране франчайзинговой формы организации бизнеса на национальном рынке 70 % франшиз являются зарубежными и 30 % – отечественными. Так было и в России. По мере развития национальных предпринимательских структур, накопления ими собственного опыта происходило формирование и расширение отечественных франчайзинговых сетей [6, С. 100].

Иностранные франшизы, представленные на российском рынке, зачастую выгодно отличаются на фоне отечественных наличием тщательно продуманной и детально проработанной поддержки франчайзи (что является одним из основных преимуществ франчайзинговой системы), в то время как многие российские франчайзеры ограничиваются лишь консультированием франчайзи по мере необходимости. Однако франшизы российских компаний более доступны по цене. При этом отечественные франчайзеры дают франчайзи больше свободы действий в ведении предпринимательской деятельности, меньше их контролируют, в отличие от иностранных франчайзеров, предъявляющих к франчайзи жесткие требования.

В связи с экономической нестабильностью в стране и в мире наиболее востребованными остаются недорогие франшизы в сфере розничной торговли. Это обусловлено также ситуацией, сложившейся на рынке труда, и, в частности, ростом безработицы.

Наиболее перспективные и обеспеченные россияне делают выбор в пользу развития собственного бизнеса, а франчайзинг в данном случае становится лучшим решением из-за низких рисков, сокращения времени запуска бизнес-проекта, а также благодаря поддержке со стороны франчайзера [4, С. 96].

В последние годы понятие розничной торговли, как правило, заменяется более емким термином «ритейл» (от англ. retail), который трактуется как продажа товаров конечному потребителю (частному лицу).

Причем на практике и профессиональное сообщество, и СМИ под ритейлом обычно подразумевают крупные торговые сети, которые либо носят универсальный характер, либо ориентируются на определенные товарные группы [9, С. 115]. В более широком смысле ритейл следует рассматривать как принцип организации торговли [11].

Однако в рамках данного исследования ритейл целесообразно рассматривать в узком значении – как деятельность розничных торговых сетей.

Поскольку франчайзинг в российском ритейле (в том числе развиваемый иностранными компаниями, в частности с середины 1990-х первопроходцем Baskin Robbins) явление далеко не новое (например, франшиза «Пятерочка» развивается с начала 2000-х годов), уже накопился достаточный опыт выстраивания взаимовыгодных отношений франчайзера и франчайзи, внедрения наиболее эффективных технологий управления развитием розничного бизнеса, который успешно используется субъектами, начинающими свою деятельность в этом сегменте.

По данным Российской ассоциации франчайзинга и Министерства промышленности и торговли РФ, на конец 2017 г. почти половина (45 %) франчайзи в России работали в сфере ритейла [2], что свидетельствует о значительном вкладе субъектов розничной торговли в развитие франчайзинга в нашей стране.

С каждым годом растет число франшиз, предлагаемых международными брендами, которые только выходят на российский рынок или расширяют долю присутствия на нем. Среди них такие известные бренды, как Yves Rocher (косметика и парфюмерия), «МЕТРО», SPAR (продуктовый ритейл), SELA (одежда и обувь), HOFF (мебель и товары для дома), Gipfel (посуда), Bernardo Bellini (товары для дома, non-food).

Однако доля иностранных франчайзеров на российском рынке сокращается – наряду с ростом количества франшиз, предоставляемых одними зарубежными франчайзерами, другие франчайзеры покидают российский рынок [7], что, по всей вероятности, связано с кризисом и снижением покупательной способности населения и, соответственно, с падением спроса на некоторые категории товаров. Кроме того, в связи с девальвацией рубля в 2014 г. доходы иностранных франчайзеров в пересчете на доллары и евро заметно снизились. Так, в 2017 г. из России ушли такие бренды, работавшие по франшизе, как С&A, Debenhams (одежда), Accessorize (бижутерия). Причем сильнее всего кризис ударил именно по ритейлу, в то время как зарубежные франчайзеры, функционирующие в сфере общественного питания (фаст-фуд), чувствуют себя в России весьма неплохо.

По отечественным франшизам в ритейле наблюдается неоднозначная динамика. В частности, недавний лидер в области франчайзинга среди российских брендов («Перекресток» и «Пятерочка») X5 Retail в настоящее время заморозил свою программу, а «Седьмой Континент», ранее предоставлявший франшизу, и вовсе ушел с российского рынка еще в 2015 г. [8].

В то же время продолжают довольно успешно функционировать программы франчайзинга от российских ритейлеров по брендам «М-Видео», «Читай-Город», «Наша Мама», «Л’Этуаль», RIVE GAUCHE, «Ригла», Gulliver, BAON, Fix Price. Франчайзинговая сеть последнего уже составляет 250 точек.

Совсем недавно вышли на рынок с предложением франчайзинга сети супермаркетов и мини-маркетов «Аппетит» и магазинов «Рыбсеть».

Особенностью франчайзинга в ритейле является возможность работы не только по классической схеме, но и по схеме обратного франчайзинга. Эту схему на российском рынке довольно успешно применял, например, X5 Retail [1].

При классическом варианте франчайзинга заключается договор коммерческой концессии и договор поставки, а при обратном франчайзинге наряду с договором коммерческой концессии вместо договора поставки заключается агентский договор.

И если в первом случае франчайзи получает 100 % выручки за реализованный товар, закупки производит на собственные средства и выплачивает франчайзеру установленное вознаграждение (или же выполняет определенные условия по закупкам), то во втором случае он получает лишь прописанный в договоре процент от выручки, а снабжение точки товаром франчайзер берет на себя.

В российских условиях наиболее распространено вознаграждение за услуги франчайзера в виде внесения паушального (первоначального) взноса и регулярного перечисления роялти (периодических платежей) [13, С. 207]. Обычно роялти устанавливаются в виде фиксированной суммы, процента от прибыли, процента с маржи или закладываются в закупки [12].

Однако характерной чертой франчайзинга в ритейле является отсутствие паушального взноса. Выгода франчайзера заключается в увеличении объемов закупок у поставщиков — партнеров и снижении таким образом закупочных цен в своей сети (включая франчайзи).

С этой целью франчайзеры устанавливают определенный обязательный объем закупок (в фиксированном размере или в процентном соотношении — примерно от 25 до 100 % (при обратном франчайзинге)). Причем при работе по классической схеме франчайзеры по мере развития сети переходят с фиксированных объемов на процент или снижают процент обязательных для франчайзи закупок.

Это касается и роялти — оно также нередко отсутствует или составляет символическую фиксированную сумму (например, для франчайзи, открывающих супермаркеты «Фасоль» по франшизе METRO Cash and Carry).

Читайте также:  Франшиза: необоснованные ожидания и реальные возможности - все о франшизах

Размер инвестиций в бизнес по договору франчайзинга значительно варьируется и в ритейле может составлять от 150 тыс. руб. (например, сеть мини-маркетов «Аппетит») до 12 млн руб. («Галамаркет» — сеть магазинов товаров для дома) и выше. Средний срок окупаемости инвестиций в ритейле составляет, как правило, от 24 до 72 месяцев (зависит от места расположения и площади магазина).

В целом, интерес к франчайзингу по-прежнему сохраняется на довольно высоком уровне. По информации Национальной ассоциации финансовых исследований, около 17 % предпринимателей желали бы открыть бизнес по франшизе [10].

По оценкам Российской ассоциации франчайзинга, потенциал российского рынка составляет около 400 тыс. франчайзи [5] (при действующих на данный момент 80 тыс.). Соответственно, есть резерв для его увеличения в 5 раз.

Учитывая, что на долю ритейла приходится 45 %, представляется, что франчайзинг в ритейле также имеет значительный потенциал для роста и с повышением уровня благосостояния населения международные франчайзеры будут возвращаться на российский рынок, а отечественные субъекты франчайзингового бизнеса, используя лучший зарубежный опыт в этой сфере и знание российской специфики и потребителя, имея налаженные партнерские связи, будут более уверенно осваивать новые территории.

Тем не менее, по мнению экспертов портала Franshiza.ru, рост рынка ритейла в ближайшее время будет находиться в диапазоне 8…10 %. Это связано также с наметившейся тенденцией: некоторые владельцы франшиз в 2017 г.

предпочли приостановить программу франчайзинга до лучших времен и сконцентрироваться на сохранении уже имеющихся сетей [3].

Поэтому динамика ожидается положительная, однако темпы роста российский франчайзинг в ритейле потерял.

Таким образом, в российском франчайзинге в сфере розничной торговли можно отметить следующие тенденции: расширение франчайзинговой сети одних международных ритейлерских брендов и уход с рынка других; увеличение доли отечественных ритейлеров, работающих по договору франчайзинга; смягчение условий по поставкам (установление их объема в зависимости от объемов реализации); снижение суммы первоначальных инвестиций для входа во франчайзинговый бизнес (гораздо больше доступных предложений, чем раньше). Что касается перспектив развития франчайзинга в российском ритейле, то, скорее всего, рост сохранится, но его темпы замедлятся.

Список литературы

Источник: http://nauka-bez-granic.ru/zhurnaly/n-6-23-iyun-2018/sovremennoe-sostoyanie-i-perspektivy-razvitiya-franchajzinga-v-rossijskom-ritejle.html

Под «зонтиком» франчайзинга

Около 620 отечественных и зарубежных франчайзеров работают сегодня в России, из них менее половины — в сфере ритейла.

Большую часть этой «половины» составляют розничные игроки fashion-сегмента — на фоне перенасыщенного европейского рынка одежды и обуви российский пока являет собой отдушину для модных ритейлеров. По данным E.M.T.

G, здесь они могут рассчитывать и на 10%-ый рост продаж, тогда как в других странах плюс 1-2% или хотя бы прежний уровень – уже удача.

В 2012 г. в Россию пришло более десяти крупных иностранных брендов в сегменте одежды и обуви, большая часть которых развивается по франчайзингу. Основными площадками для их старта стали Москва и Санкт-Петербург, но сейчас розничные компании понимают, что оба этих рынка в значительной степени наполнены. Именно поэтому они рассматривают в том числе города с населением менее 500 000 чел.

В ближайшие 2-3 года наиболее активно развивать франчайзинг будут те компании, которые заинтересованы в активном освоении рынка, считает Илья Ярошенко, основатель и генеральный директор одежной компании Baon-Desam, однако не имеют возможности развивать собственную розничную сеть.

«Наиболее активно продаются франшизы недорогих марок одежды и обуви. Думаю, в ближайшее время эта тенденция сохранится, — комментирует то-менеджер.

— Многие европейские и американские компании уже присутствуют на российском рынке, однако есть и те, кто долго думал и боялся.

В скором времени они все-таки решатся выйти на наш рынок, скорее всего, это будет происходить с присутствием франчайзингового предложения».

По данным Knight Frank, о своем желании прийти в Россию в будущем году заявили 15 международных брендов в разных сегментах. Семь из них торгуют одеждой — Bimba & Lola, Jack Wolfskin, Eurelia, Collezioni fashion, Ferre, Nissa, Pink Woman. Планируют открытие три сети аксессуаров — Meli Melo Paris, Funky Fish, Stella’s Accessories. Должна появиться обувная сеть Humanic.

При всем при этом, отмечает Игорь Барсуков, директор по развитию сети универмагов одежды Lady & Gentleman CITY, на рынке ощущается спад активности потенциальных франчайзи. «Кто хотел, уже купили франшизу, а новые игроки еще не «выросли», — комментирует Игорь Барсуков.

Франчайзи такие франчайзи
По словам Екатерины Сойак, генерального директора E.M.T.G, на рынке франчайзинга по-прежнему остается общая для партнерского бизнеса проблема — количество франчайзинговых сетей сильно преобладает над числом потенциальных франчайзи.

«Ситуация в стране не поощряет частную предприимчивость, амбициозным людям работа на государство в качестве чиновника или служащего госкорпораций кажется предпочтительней», — поясняет спикер.

Однако, по словам некоторых ритейлеров, поведение франчайзи в последнее время существенно меняется.
«Я бы отметил возросшие требования со стороны франчайзи к своим партнерам.

Если раньше торговой марки и ее минимальной поддержки было достаточно для запуска проекта, то теперь это не работает, — комментирует Кирилл Новиков, председатель совета директоров БТиЭ-сети «Эксперт».

— Сотрудничество должно приносить ощутимый экономический эффект для франчайзи по сравнению с работой под собственной торговой маркой».

Франчайзер должен отчетливо понимать, какие именно услуги и в каком формате актуальны для его розничных партнеров, и предоставлять их, добавляет спикер. Будь то сетевые контракты, качественные проморешения или технологии.

«Франчайзеры, которые просто работали на консолидации объемов и не заботились о конкурентоспособности своих франчайзи и развитии самих себя в качественном плане, уже отстали от своих собственных франчайзи, — говорит Кирилл Новиков.

— Это путь к самоликвидации — не может франчайзи знать и уметь больше чем его франчайзер, смысл в таком партнерстве отсутствует».

С тем, что бизнес стал более сложным и более конкурентным, и просто повесить вывеску известной сети уже не достаточно, согласен и Илья Ярошенко. По мнению топ-менеджера, покупателю нужен узнаваемый бренд с абсолютно невидимой разницей между магазином собственной розницы и магазином франчайзи.

«А это требует вложений, и не только финансовых, но и человеческих и временных. Партнер должен заниматься бизнесом ежеминутно, а не просто вкладывать деньги в ремонт и товар, — комментирует спикер. — В общем, франчайзер стал более требовательным к выбору партнеров, а франчайзи более ответственными и образованными».

Чтобы стать успешным франчайзи, считает Игорь Синько, директор департамента франчайзинга X5 Retail Group, необходимо соблюдать главный закон франчайзинга — «копируй точно!». Только точно копируя бизнес франчайзера, франчайзи может по его «лекалам» построить собственное успешное дело.

Но чтобы создать такие «лекала», франчайзер должен быть профессионалом, то есть иметь соответствующее видение и мотивацию, уметь правильно ставить цели и жестко их контролировать, уметь собрать команду профессионалов, способных перенести опыт действующего бизнеса на франчайзи в конкретном регионе и умело передавать его персоналу свои навыки и знания, а также ориентировать сотрудников франчайзера на франчайзи для осознания своей ответственности за его бизнес.

«Но франчайзинг — не панацея, и он не способен привести к успеху, если успешно выстроен только со стороны франчайзера.

В основе любой франшизы лежат технологии, а они реализуются людьми, и без упорной и слаженной работы сотрудников франчайзи успеха не достичь, — добавляет Игорь Синько.

— Собственникам франчайзи для успеха необходимо иметь желание и мотивацию построить бизнес, последовательно выстраивать переданные технологии, а сотрудникам франчайзи — строго следовать стандартам и технологиям франчайзера, в полном объеме перенимать необходимые знания».

Всё будет хорошо
Мешает ли что-то развитию франчайзинга в России? Да, это, в первую очередь, отсутствие разумного кредитования малого бизнеса, административные барьеры и арендная дороговизна, считает Екатерина Сойак. Но есть и другие проблемы и события, которые негативно сказываются не только на франчайзинге, но и в целом на малом и среднем бизнесе.

«Например, резкое повышение пенсионных сборов для индивидуальных предпринимателей — изменение налоговых условий для них привело к закрытию в течение двух месяцев более 200 000 предприятий, — рассказывает эксперт. — Скорее всего, львиная доля не закрылась, а перешла в «тень», но работа по франчайзингу несовместима с работой «в тени». Стороны должны быть уверены, что деятельность прозрачна для обоих».

В условиях глобального кризиса множество глобальных игроков приходят в Россию с ее нынешним относительным сырьевым благополучием, добавляет Екатерина Сойак. Поэтому для российского франчайзинга характерно усиление конкуренции – все больше концепций действуют в каждом сегменте, становится более явной борьба за потенциальных франчайзи, общее число которых ограничено.

Однако, по словам Кирилла Новикова, на развитие франчайзинга всегда позитивно влияет конкуренция на рынке — как только рынок насыщается игроками, порог входа на него вырастает до слишком высокого для отдельно взятого предпринимателя и одновременно растет потребность в качественном «зонтике» для существующих игроков.

Читайте также:  Москве покажут азиатские кофейни - все о франшизах

Кроме того, отмечает топ-менеджер, розница становится очень технологически емкой индустрией. «Старые, проверенные методы привлечения и удержания покупателя перестают работать. Технологии требуют вложений, и зачастую эти вложения не просто большие для независимых операторов, а не окупаемые, — говорит Кирилл Новиков.

— Как пример: в современной рознице не обойтись без качественной системы лояльности – сделать ее на уровне даже маленькой сети теоретически можно, но из-за ограниченных возможностей использования тех же бонусных карт, они просто не будут интересны покупателям, а себестоимость транзакций по ним будет запредельной для оператора. Выход тут один – консолидация усилий».

То есть присоединение к франчайзинговой системе.

Среди положительных моментов в развитии франчайзинга в России Илья Ярошенко и Игорь Барсуков отмечают повсеместное появление новых качественных торговых центров с грамотной концепцией и наполнением.

«Строительство все большего количества форматных торговых центров в регионах, а также принципиальная позиция брокеров и управляющих компаний, не пускающих неформатных предпринимателей в торговые центры, — вот что прежде всего стимулирует потенциального франчайзи», — комментирует Игорь Барсуков.

Приятной тенденцией для отечественного франчайзинга Илья Ярошенко также считает отказ западных компаний от франчайзинга в пользу собственной розницы — это дает больше возможностей для российских ритейлеров развиваться по системе франчайзинга.

Источник: https://retailer.ru/pod-zontikom-franchajzinga/

Эффективность разных бизнес-моделей в российском fashion-ритейле

Андрей, темой деловой программы нынешней выставки СРМ стали различные каналы продаж, в частности мультибрендовые магазины. Что вы думаете об актуальности этого формата в современных российских условиях?

Я считаю, что чем шире возможности, чем больше выбор у потребителя, чем больше относительно простых вариантов сравнения ему предоставляется, тем интереснее. Вот так и начинает работать эта модель.
Поэтому мультибренд становится действительно очень актуальным форматом.

Хотя сегодня на первый план выходит другая тенденция: идет интеграция онлайновой и офлайновой торговли, от этого нам никуда не деться, и, несмотря на то, что сейчас они еще развиваются параллельно, где-то через пару лет образуется уже единый мир продаж, где будут работать свои законы.

Вы думаете, что продажи одежды через Интернет заменят все-таки обычную торговлю?

Этого не случится, поскольку в продажах одежды очень много тактильных моментов. Я имею в виду интегрированные форматы.

Пока они существуют по отдельности, но как только онлайновые магазины смогут предоставить клиентам возможность примерить вещь, поговорить с продавцом, эта система заработает. И сегодня уже есть первые примеры подобных форматов, то есть процесс уже идет.

Вот как раз мультибренд с его разнообразием выбора и структурированностью и становится первым шагом на пути к рождению нового формата ритейла, так что эта тенденция очень хороша.

Почему же год назад, когда я всем участникам рынка задавала вопрос о перспективности мультибрендов на нашем рынке, все игроки в один голос твердили, что этот формат не имеет будущего, в России торговля модой развивается только по пути открытия монобрендов?

Эти люди судили не как маркетологи, а как аналитики. Последние же всегда обобщают уже имеющуюся информацию из прошлого и проецируют эту картину на будущее. Кстати, когда формировался современный российский рынок, застраивался торговыми центрами и универмагами, там всегда в качестве арендаторов заходили монобренды.

Почему? Потому что экономика этого формата гораздо более соответствует ситуации. Когда в одних руках сосредотачивается вся маржа – от затрат на материалы до управления розничной ценой – это гораздо выгоднее.

В то время как маржа у ритейлера (а мультибрендовый магазин является именно ритейлером, собирающим коллекции многих поставщиков) складывается только из розничной надбавки, что, конечно, гораздо меньше. Но мы тогда говорили о возможности возникновения на рынке совсем новой модели бизнеса – франчайзинга мультибренда.

Причем некоторые европейские шоу-румы уже начали движение в этом направлении… Здесь стоит вопрос уже иного плана: какую ценность они будут создавать? Потому что если рассчитывать на традиционных оптовиков старого образца, то этот типаж уже почти сошел в историю.

А если ориентироваться на закупщиков нового поколения, тогда шоу-рум уже может сложить некий собственный мультибрендовый пул марок, когда его владелец берет на себя функцию, по сути, определения ассортимента магазина своего клиента.

Традиционно, владелец бренда передает своим партнерам-франчайзи философию бренда, свои знания по мерчандайзингу и технологиям продаж, в модели же франчайзинга мультибренда все большую ценность приобретает логистика и управление ассортиментом – эффективность и оптимизация вложений по управлению товарными запасами и… доступа к информации.

Это ценности, которые обеспечивают успех бизнесу франчайзи. Я даже думаю, что сейчас появятся новые франчайзинговые предложения, где не ритейл будет стоять во главе угла, а вся идея будет строиться на наличии провайдера в этом регионе. При этом ритейл, как уже говорилось, будет интегрированным – офлайн + онлайн.

Вот, например, очень простая модель: город с населением 60 тыс. человек. Там есть один торговый центр, куда все жители ходят, и где никакой монобренд никогда не выживет, потому что покупают редко и мало. В этом случае будущее за мультипредложением. Ему не нужна, по сути, большая площадь.

Можно сделать что-то вроде электронного каталога, предлагающего широкий выбор в разных ценовых сегментах, непосредственно на месте представить образцы из коллекций разных марок, чтобы потенциальные покупатели могли понять размерность… Так уже работают некоторые интернет-магазины, но в этом случае они не выкупают коллекции брендов, а резервируют необходимое количество единиц у разных компаний. Но на это идут далеко не все поставщики. Все пойдут за покупателем – все равно ритейл выстроится под модель его поведения. Если потребитель хочет большого выбора, но не желает переплачивать за бренд, а ритейлер пытается сократить свои издержки на аренду помещения, то согласно этой логике вся модель постепенно и выстроится. Если только покупатель, выбирая из обширного ассортимента, согласится немного подождать. Боюсь, это будет не день-два, если коллекция не выкупается, а пересылается из-за границы. Сегодня сроки доставки таких товаров составляют иногда и месяцы.

Появятся логистические продажи. Коллекция будет здесь. Это как раз задача шоу-румов нового образца – обеспечить доступ к заказу.

И тогда франчайзи – это будет человек, обученный контактировать с покупателем, в его распоряжении будет находиться очень удобная онлайновая система каталогов, более того, следующий контакт он может осуществлять уже дома у покупателя, которому привезет вещи на примерку. А для того чтобы эта модель заработала, сейчас на наш модный рынок придут логисты и айтишники.

Источник: http://gosfks.ru/e-ffektivnost-razny-h-biznes-modelej-v-rossijskom-fashion-ritejle/

FASHION RETAIL

27 — 28 марта 2008 в Гостинице «Милан», Москва, пойдет первый бизнес-форум для владельцев и директоров розничных сетей по продаже одежды, обуви и аксессуаров масс-маркет — «FASHION RETAIL 2008: Органический рост и франчайзинг на рынке свободных ниш. Стратегии для федеральных и локальных лидеров».Планируется участие 350 делегатов со всей России и стран СНГ.

Намечено проведение 20 заседаний по ключевым вопросам развития, 40 выступлений директоров и владельцев розничных сетей и признанных экспертов рынка. В центре внимания аудитории–   сратегии опережающего роста для федеральных и локальных лидеров, поиск возможностей для быстрого тиражирования объектов и стратегическое партнерство.

Основные темы для обсуждения:

  • Сектора быстрого роста и свободные ниши. Какое влияние окажет изменение ключевых тенденций рынка на развитие fashion ритейла в России?
  • Поиск стабильного баланса интересов розничных операторов, управляющих компаний и инвесторов. Разрабатываем перспективную платформу для стратегического партнерств.
  • Как отразится гиперсегментации потребителей на перспективах различных форматов в fashion ритейле? Настройка форматов и технологий позиционирования.

Отдельный блок  программы бизнес-форума посвящен проблеме франчайзинга в фэшн-ритейле. С докладом в рамках темы «FASHION RETAIL 2008: Органический рост и франчайзинг на рынке свободных ниш. Стратегии для федеральных и локальных лидеров» выступит управляющий партнер компании FRANSH Стратегия роста Иванов Евгений.

Специальные сессии бизнес-форума:

  • Инвестии в fashion. Готовы ли инвесторы вкладывать деньги в развитие российских сетей сегмента fashion?
  • Планирование торгового партнерства. Сводный анализ идей визуального мерчендайзинга рынков Европы и Азии
  • Управление комплексной системой коммуникаций с потребителями: маркетинг-миск, работа в зале, программы лояльности
  • Планирование и организация распродаж и промо-зон. Подходы к снижению потерь от OUT-OF-STOCKS.

В рамках программы заявлено участие представителей компаний «Детский мир», Finn Flare, Cosmopolitan (Россия), Maratex (Esprit, Peacocks, ALDO), Irving, WGSN, «1С-Рарус», Westland, Oracle CIS, SELA и другие. 

Предыдущая новость

30 мая 2008 года профессиональный ресурс www.beboss.ru организует третью региональную конференцию «Франчайзинг: новые возможности бизнеса» в г. Ростов-на-Дону.

Следующая новость

С 25 по 28 марта 2008 года в Международном выставочном центре Крокус Экспо пройдет 35-я международная специализированная выставка обуви, сумок и аксессуаров Мосшуз.

Источник: http://www.fransh.ru/news-60

Ссылка на основную публикацию